ya-metrika

Психолог и его травмы. Кто и зачем обучается психологии

Некоторые психологи не прочь пошутить на тему того, что когда-то пошли учиться, чтобы решить собственные психологические проблемы. Но вот беда: эту некогда запущенную кем-то очень веселым шутку с недавнего времени стали воспринимать всерьез.

Миф как он есть

Некоторые потенциальные клиенты психологов в последнее время стали совершенно целенаправленно изучать жизненный путь их терапевтов, чтобы «удостовериться» в их «профессионализме». Искренне полагая, что в разводах лучше разбирается тот, кто разводился, и не раз, а в противоборстве с депрессией поможет лишь тот, кто сам с ней некогда справился. Мы попросили системного психолога Бориса Новодержкина прокомментировать жизнеспособность гипотезы, что современные психологи обращаются к постижению этой науки только лишь затем, чтобы решить свои собственные проблемы.

Дать бы всем психологам
По сертификату.
Да печать чтоб круглая
Была бы прям на лбу.
Чтобы Перлз завидовал,
Чтобы Фрейд напрягся,
Чтобы Роджерс нервно
Покуривал в углу.

Борис Новодержкин

«Совершенно очевидно, что это миф, некогда кем-то придуманный – и, возможно, исключительно из-за красоты метафоры, – считает он, – ради красного словца, как раньше говорили. Ну, согласитесь, это клево звучит: психологи сами психи, учатся, чтобы себя вылечить. В действительности я очень редко встречался с таким явлением. Но я могу предположить, по какой причине миф этот оказался настолько живучим».

Второе высшее

«Многие психологи получают эту специализацию уже после своего основного образования – в качестве второго высшего или дополнительного. Мне повезло, я довольно рано увлекся психологией, – когда в последних классах школы прочитал книгу Якова Коломинского “Человек среди людей”. Это стало моим стимулом пойти на факультет психологии МГУ. Но я до сих пор считаю, что это большое везение – мое “попадание” в направление будущей работы по призванию.

В большинстве своем мы не осознаем своих интересов и потребностей, пока учимся в школе и выбираем вуз для поступления. Все это происходит по наущению родителей или по велению социума. Я отлично понял это, когда преподавал в Московской академии образования имени Натальи Нестеровой, где я вел психологию для учащихся и дневного, и вечернего отделений. Вы даже представить себе не можете, насколько отдача “вечерников” была больше, тогда как “дневники” относились к знаниям весьма поверхностно.

Как бы то ни было, мы видим сейчас, что психология – это скорее второе образование или курсы, сертификаты, тренинги и т. п. То есть создается впечатление, что к этому обучению люди обращаются существенно позже, что вполне “вяжется” с идеей, будто эти знания нужны для борьбы с некой новообразовавшейся проблемой».

Вечное обучение

«На сегодняшний день мы видим всё больше психологов, которые буквально «коллекционируют» сертификаты. Но это не их вина. Дело в том, что в условиях большой конкуренции, когда на рынке откровенно видно перепроизводство психологов, часть специалистов заняли другую нишу – нишу образования для психологов.

В сфере психологии выстраиваются сетевые финансовые пирамиды, где сертификаты выполняют роль неких “внутренних денег”.

Начинающий психолог или любитель, заинтересованный в теме, приходит на курсы, осваивает ступень за ступенью, затем сам становится преподавателем, параллельно проходя навязываемые часы индивидуальной терапии. И так далее, и тому подобное. В результате мало кто из учащихся становится самостоятельным терапевтом. Система замкнута сама на себя. Внутри нее предлагается учиться все больше и больше, тем самым культивируется идея, что человек не готов к самостоятельной работе. В итоге вместо психотерапии мы получаем ее имитацию.

Получается, попавший на крючок вкладывается в обучение, которое ни к чему не ведет, кроме развития собственных комплексов. И вот оно – психолог лечит собственные проблемы.

Беда такого рода обучения (помимо очевидного сектантского привкуса) заключается в том, что во главу угла ставится некий уровень психологического знания, а не реальная способность специалиста избавить клиента от проблем».

Личностный рост

«В 1990 году я ездил на один из первых своих образовательных интенсивов по гештальттерапии в Германию и был поражен одной простой, казалось бы, вещью. Выяснилось, что далеко не все присутствующие были психологами. И многие проходили обучение вовсе не из-за сертификатов и необходимости подтвердить свой профессиональный статус. Там были люди самых разных профессий, участвовавших в гештальт-интенсиве просто из своего личного интереса к психологии и ради приобретения нового опыта.

Для Запада это совершенно нормальная практика, но в РФ это так и не прижилось. Первые группы личностного роста тоже стартовали как разумное и достойное начинание, но затем так же скатились в примитивное сектантство. В обществе развился стереотип, что психологией стали интересоваться скучающие дамы, чей “личностный рост” “спонсируют” мужья или партнеры. В результате все вновь свелось к идее, что обучение психологии – это стремление решить личные проблемы».

Не надо недооценивать

«Меж тем совершенствование и развитие – это один из ключевых моментов в психологии. Ведь задача любого психолога – решить проблему клиента. А решить ее можно, в том числе, осознавая ее место в жизни человека. Конечно, есть классическая психология, которая подразумевает лишь наличие нормы и – в противовес – наличие патологии. Но уже Маслоу рисует нам пирамиду потребностей, тем самым к нулю и минусу пририсовывая еще и плюсовую шкалу. И вот уже гуманистическая психология и психотерапия рассматривают психологическое состояние пациента в непрерывном движении и развитии.

Следовательно, эффективность психотерапии можно рассматривать не только в рамках медицины (в рамках нормы и патологии), но и вне ее рамок.

Сложно, разумеется, оценить вклад психотерапевта в состояние клиента, если не отталкиваться от понятий нормы и патологии. Но очевидные плюсы динамического подхода тоже нельзя исключать. Задачи клиента решаются быстрее, если видеть проблему не саму по себе, а в совокупности со всеми обстоятельствами. Если видеть эмоциональное состояние клиента в динамике. Если не пытаться бить исключительно в проблему, а стремиться, например, обойти ее (если говорить образно).

Если границы расширены, не обязательно идти напрямую. Если нужно помочь, не обязательно повторно травмировать. Если не смотреть в одну точку, можно найти больше решений.

Я бы привел тут пример с каратистом. Ведь что помогает ему разбить доску или кирпич ударом ноги? Только то, что он представляет объект удара дальше, чем он находится в действительности. Это позволяет “обмануть” рефлекс, который в момент приближения к опасности заставляет ногу неметь и отдергиваться назад. А если представить объект дальше, то боязнь боли и рефлекторное оттормаживание не срабатывает – и все получается.

Так же работает и психология. Я сам сторонник проблемоориентированного подхода. Моя задача – решать проблемы клиентов. И по своему опыту я знаю, что, если решение проблемы встроено в общее развитие человека, все встает на свои места в системе координат.

По этой причине я призываю всех не недооценивать значимость личного развития и самообразования. Но и не путать многочисленные курсы, личностное развитие с профессиональным образованием, с одной стороны, и “коллекционированием сертификатов” – с другой. Все это совершенно разные вещи».


Записала Екатерина Алипова

Загрузка ...