ya-metrika

Психология. Карать нельзя помиловать

Психолого-судебная экспертиза, которую провели в отношении участниц группы Pussy Riot, сыграла свою роль в профессиональном сообществе, расколов его. Одновременно, экспертиза консолидировала ту часть профессионального психологического сообщества, которая вспомнила термин «карательная психиатрия».

Мы приводим мнения профессиональных психологов и психотерапевтов относительно приведенной экспертизы.

Сандомирский Марк Евгеньевич

кандидат медицинских наук, член ОППЛ, ЕАП, специалист Европейского реестра, руководитель движения социально-психологической помощи

Существует и судебно-психологическая, и судебно-психиатрическая экспертиза – вещи это принципиально разные. Судебно-психологическая экспертиза дает ответы на вопросы психологического содержания, возникающие в судебном процессе: эмоциональное состояние обвиняемых (наличие аффекта) при совершении преступления, эмоциональное состояние свидетелей и потерпевших, оценка морального вреда и т.п. Экспертиза судебно-психиатрическая выявляет, страдает ли обвиняемый душевным расстройством, либо страдал им в момент совершения инкриминируемого деяния. Если да – ставится вопрос, как это расстройство повлияло на его вменяемость и дееспособность.

В отношении Pussy Riot, на мой взгляд, проведенная экспертиза не является значащим обстоятельством. Для чего она проводилась вообще – это вопрос к Суду. К сожалению, экспертиза из вопроса юридического и психологического превратилась в вопрос политический. Даже откровенные «ляпы», наподобие пресловутой «активной гражданской позиции», ставшей в данном контексте притчей во языцех, вполне возможно были сделаны намеренно — для привлечения внимания, раздувания скандала и возмущения общественного спокойствия.

Я считаю, что ситуация вокруг этого дела обросла слишком большой шумихой, которая негативно влияет на психологическое состояние и душевное здоровье общества в целом. Проявлением этого и этого служит прокатившийся по стране после суда над Pussy Riot шлейф провокационных акций, направленных на разжигание межнациональной и межконфессиональной розни, а также нагнетание социальной напряженности.

Хломов Даниил Несторович

кандидат психологических наук, психотерапевт, президент общества практикующих психологов «Гештальт-подхода», президент Ассоциации русскоязычных гештальт-институтов

Вообще если психологически разбирать события, которые происходят с человеком, то суду делать нечего. Человек, который живет осознанно, живет по совести, в Суде не нуждается – это я мысль Аристотеля привожу.

Сама по себе ситуация довольно бредовая, какие бы ни были личности у девочек, они не стоят того разбирательства. Говоря об экспертизе, мы в ней видим характеристики, которые во всем мире считаются положительными – активная жизненная позиция, категоричность – это все то, что ищут у соискателей на руководящие позиции.

Я не являюсь специалистом в области судебно-психологической экспертизы, но даже если я, занимась патологиями, вижу бредовость проведенной экспертизы, то думаю, что моим коллегам, специалистам в этой области сейчас просто стыдно.

Маховская Ольга

психолог, писатель

Не знаю, как проводилась эта экспертиза, но кажется, что пора вводить термин «карательная психология» по типу «карательная психиатрия» времен борьбы с инакомыслием. Из раза в раз психологов привлекают для экспертизы, для подводки под обвинение. Психологическому сообществу надо, конечно, отмежеваться от этого. И попыткой такого отмежевания стало открытое письмо. Психология всегда была наукой о свободе и творческом потенциале человека.

Я еще думала, что в случае Pussy Riot экспертиза подписана неким статистом, но нет. Экспертизу проводила доктор наук Вера Васильевна Абраменкова, которая еще со времен Дома 2 борется со всем «молодым» и «безнравственным». Важно, что она человек верующий, а человек, ангажированный в интересы одной из сторон, не может выступать независимым экспертом. Это нарушение принципа независимости. Кроме того, нарушен принцип коллегиальности. В публичном пространстве экспертиза не обсуждалась и не обсуждается. У нас много опытных психологов. Здесь показательна экспертиза, которая проводилась над Брейвиком. Было очевидно, что человека надо изолировать, но была проведена одна экспертиза (смешенная, психологическая и психиатрическая), другая… Между ними было небольшое расхождение – провели третью. Экспертиза проводилась очень квалифицированно, она публично обсуждалась, до суда. А не как у нас – в интернете циркулируют какие-то доставшиеся журналистам ошметки… Нарушается и принцип открытости. Таким образом, по трем принципам – открытость, коллегиальность, независимость – экспертиза по делу Pussy Riot не может рассматриваться как достаточно квалифицированная.

Ениколопов Сергей Николаевич

доцент кафедры нейро и патопсихологии МГУ им. Ломоносова, заведующий отделом медицинской психологии НЦПЗ РАМН, заведующий кафедрой криминальной психологии МГППУ

Экспертиза вне Добра и Зла, экспертизой назвать ее трудно. По ряду причин. Первое – сделана «болельщиком». Второе – согласно закону об экспертизе, экспертиза должна состоять из исследовательской части и выводов. Выводы нам представили, исследовательской части в экспертизе нет. Судебно-психологическая экспертиза – это не взгляд психолога на события, есть инструмент – знания психолога – который должен быть использован. В данном случае – для определения мотива. Нельзя было проводить экспертизу по материалам дела, даже не исследовав девушек.

Я хочу еще сказать о том, что оказалось, что среди нас есть люди, которые способны взяться за экспертизу, осознавая, что проведут ее предвзято. В реакции психологического сообщества меня также удивило, что это ведь не разовый случай, что такие экспертизы проходят, и только это громкое дело вскрыло серьезную проблему.

Новодержкин Борис

психолог, психотерапевт

Я смотрел запись, где зачитывали выводы судебно-психолого-психиатрической экспертизы – так это крайне странно прозвучало. Главный парадокс в том, что участницам Pussy Riot сказали на психиатрическом языке, что они здоровы («в момент панк-молебна они не страдали психическими расстройствами и вполне могут отвечать за свои действия»), а потом на бытовом добавили, что они – «дуры психические». Это почти тоже, что «расстройство личности, которое характеризуется активной жизненной позицией».

Говорить о жизненной позиции, как о некой психологической характеристике – это бред, совершенно безграмотный бред. Среди характеристик, выявленных в экспертизе, есть те, которые никак нельзя отнести к расстройству личности, есть те, которые никак нельзя отнести к личностным характеристиками, и есть те, которые никак не отнести ни к тому, ни к другому. Ну невозможно назвать признаком личностного расстройства завышенный уровень самооценки. Относя весь этот прекрасный набор к личностным характеристикам, признавая это, мы ставим себя буквально в один ряд с фашистами – так можно дойти и до генетической первопричины «активной жизненной позиции».

Феминизм послужил отягчающим обстоятельством… Столь красноречиво все само по себе, что не знаю, как еще это можно прокомментировать.

У меня, к сожалению, сложилось впечатление, что психологам дали подписать готовую экспертизу, и ответственности с тех, кто по тем или иным причинам поставил свою подпись, я не снимаю.

Мы продолжаем публиковать мнения в отношении экспертизы. Обращаемся к специалистам с просьбой присылать свои комментарии на адрес [email protected]

Загрузка ...