ya-metrika

Работа по душе

Обычно я не занимаюсь профориентацией, но в практической работе встречаются разные запросы. Эта консультация состоялась несколько лет назад, но актуальности не потеряла и к тому же имела продолжение. В то время я была психологом в одной крупной организации, а девушка, пришедшая ко мне, работала помощником секретаря. Я сама позвала ее, так как обратила внимание на то, что она постоянно недовольна: то бумаг много печатать, то начальник торопит, то посетители замучили. Передо мной — яркая 20-летняя брюнетка.

Зара: Мне не нравится моя работа: целый день мною все командуют, все отдают распоряжения — и начальник, и его замы, и даже Оля, секретарь. Бумаг куча, печатать я ненавижу и, бывает, что-то не успеваю. Посетители тоже наглые бывают: то требуют начальника, то смотрят свысока, как будто я даже не человек. К вечеру устаю ужасно, а с утра не хочется глаза открывать.

Юлия Василькина: Зара, дело в том, что вы жалуетесь на то, что является вашими непосредственными обязанностями: оформление документов в срок, встреча посетителей. Конечно, помощник секретаря — это самая маленькая должность, поэтому вам отдают распоряжения многие. Скажите, как вы попали на эту работу?

З.: Меня устроил мой дядя, попросил начальника. Ведь так трудно куда-то устроиться, имея только школьный аттестат.

Ю.В.: Вы учитесь сейчас где-нибудь, получаете профессию?

З.: Нет… (Смущенно.) После школы я попробовала поступить в педагогический, но не прошла по конкурсу. А потом и не пробовала, помнила, как трудно было готовиться и как обидно, что не поступила. Боялась снова провала. Родители тогда не настаивали на работе, я пошла поучилась на компьютерных курсах, потом на дизайнерских, но везде, куда хотела бы устроиться, требовалось высшее образование. Потом родители настояли, чтобы я шла работать, и вот — оказалась здесь.

В речи Зары не было активной позиции, как будто ее жизнь текла без ее собственного участия: она боялась поступать в вуз, училась на курсах «для галочки», лишь бы занять время, была недовольна работой, но ничего не делала для того, чтобы самой изменить ситуацию. Уже сейчас, в нашем разговоре, нужно было ее ориентировать на то, что она сама может стать хозяйкой своей жизни.

Ю.В.: Итак, эта работа вам не по душе. Вы что-то собираетесь делать, чтобы ситуация изменилась?

З.: Я думала об этом. Возможно, мои проблемы из-за того, что я не знаю, кем бы я хотела быть. Но знаю, кем не хотела бы: педагогом, секретарем, бухгалтером. Меня угнетает огромное количество бумаг и правил.

Ну что же, запрос был сформулирован. Но прежде чем работать дальше, я попросила Зару заполнить несколько диагностических методик. Мне всегда в работе помогают ИТО (индивидуально-типологический опросник), тест акцентуаций Леонгарда и тест самооценки. Мы договорились с Зарой, что она принесет мне заполненные бланки и мы договоримся о времени следующей встречи. К ее моменту у меня был «психологический портрет» девушки, полученный по тестам, и теперь была необходима диагностическая беседа.

Ю.В.: Итак, Зара, у меня есть результаты, они достаточно интересны. Но прежде чем рассказать о них, мне нужны ответы на некоторые вопросы. Расскажите, каким ребенком вы были в школе.

З.: В Москву мы переехали только тогда, когда мне исполнилось 16 лет. До этого мы жили в Махачкале. Я была всегда очень веселой, заводилой. Вокруг меня собиралась компания, а я была «вожаком». Если нужно было что-то организовать для класса или школы, я бралась за это с удовольствием. У меня не было врагов. Училась на 4–5. Все изменилось, когда мы переехали в Москву. Как ни обидно признавать, но нас, выходцев из южных регионов, не любят. В классе я стала изгоем, старалась подружиться, но натыкалась на какую-то стену. На экзаменах тоже некоторые преподаватели смотрели свысока и, как мне показалось, занизили оценки. В Москве у меня почти нет подруг, только те, которые, как и наша семья, переехали сюда. А чтобы обжиться здесь и устроиться на хорошую работу, нужны другие связи.

Ю.В.: Значит, ранее вы любили находиться в центре внимания, вам нравилось организовывать какие-то мероприятия и вы легко общались с людьми? А потом все изменилось: вместо лидера вы стали изгоем, из человека, к чьему авторитету прислушиваются, вы стали самым мелким «винтиком», которым все командуют?

З.: Да, именно так все и есть. Но мне хотелось бы снова быть впереди.

Ю.В.: Это возможно, и правильный выбор профессии может вам в этом помочь. Эта профессия должна учитывать ваши личные качества, тогда вам будет приятно и учиться, и затем работать по специальности. То, что вы рассказали мне о детстве и юности, дополняет результаты тестов.

Я рассказала Заре о результатах, которые оказались двойственными. По результатам теста ИТО ведущим оказался «сильный» тип личности, характеризующийся высокой активностью, готовностью принимать решения, стремлением к лидерству, коммуникабельностью, стремлением к самореализации. Все эти черты в полной мере проявлялись у Зары в детстве и юности до переезда в Москву. Однако по тому же тесту достаточно сильны были и противоположные тенденции: мягкость, тревожность, чувствительность, черты зависимости. Эти черты личности были сформированы в Заре, как восточной девушке, еще в детстве, но стали проявляться только в неблагополучной для нее ситуации. Результаты тестов (ИТО и Леонгарда) подтверждали друг друга, и, что важно, оба показали низкую степень педантичности в характере Зары. Вот почему ей так сложно давалась работа с бумагами! Тест самооценки показал, что Зара ценит себя достаточно и при этом желает саморазвития. Это были многообещающие результаты.

Ю.В.: Итак, вы сочетаете в себе как черты «сильной» личности, лидера, так и «слабого» типа. Почти все женщины, воспитанные традиционно, как на Востоке, так и в России, несут в себе черты зависимости, мягкости, готовы подчиняться авторитету. Поэтому видимое противоречие на самом деле таковым не является. Более того, женщина, несущая в себе также черты сильного типа, находится в более выигрышной ситуации: она способна быть гибкой. Любая черта, присутствующая в структуре личности, должна проявиться. И хорошо, когда человек знает о том, что в нем соседствуют противоположные качества. Тогда он может контролировать их и проявлять в разных ситуациях.

З.: Например, я могу быть дома, в семье, с будущим мужем спокойной и мягкой, а на работе — активным лидером?

Ю.В.: Да, это хороший вариант. Но вам нужно учитывать то, что черты доминантной личности в вас настолько сильны, что если вы не найдете работу, на которой сможете их применить, то, скорее всего, начнете командовать своим мужем и ваш брак окажется в опасности. Поэтому сейчас вам нужно учиться, выбрав подходящую специальность, и как можно скорее начинать работать по ней. Итак, Зара, подумайте сами, кем лучше всего работать человеку, имеющему дар организовывать, объединять вокруг себя людей, активному, любящему общение?

З. (подумав): Думаю, это может быть менеджер в туристической фирме… или в кафе… или в салоне связи… в магазине… в агентстве праздников.

Ю.В.: Отлично! Здесь есть и управление людьми, и организация, и общение. Здесь есть даже перспектива роста до управляющего. И вы, еще получая образование, сможете устроиться и работать, пусть пока не на должности менеджера. Но это даже хорошо, ведь вы узнаете работу изнутри, с точки зрения подчиненного.

Зара ушла от меня очень вдохновленная. В конце она призналась что побаивалась результатов исследования, потому что за последние три года ее вера в себя покачнулась, и она боялась, что у нее вообще никаких склонностей не обнаружится. А тут настоящий подарок — такие перспективы!

p.s.: Зара проработала помощником секретаря еще год. Она поступила учиться «на менеджера» и часть своей учебы оплачивала сама. Девушка была в восторге, училась на одном дыхании. Затем наши контакты на время прервались, и через несколько лет Зара обратилась ко мне по поводу проблем в браке. Оказалось, что после учебы она пошла работать по специальности, куда — не помню, но Зара говорила, что ей нравилось. Проработала недолго: вышла замуж, и очень быстро появилась первая дочка, а затем вторая. Вот в это время она и обратилась ко мне с проблемами в семье: Зара почти собралась разводиться. Мы обсудили проблемы, и я напомнила ей, что ей необходимо работать, иначе она «съест» мужа, что, собственно, и начало происходить. Я рекомендовала ей выйти на работу, как только позволит возраст младшей девочки.

Загрузка ...