ya-metrika

Разведенные отцы. Три варианта будущего

Разведенные отцы часто приходят к психологу. Жалобы они предъявляют разные и разного хотят. Но всем им хочется понимания, почему все сложилось в их жизнях определенным образом. Они спрашивают, есть ли у них еще шансы на хорошие и близкие отношения, новую семью. И почему у них не получается, хотя с с момента развода прошло уже пять, восемь, десять лет? Попробуем описать варианты будущего для разведенных отцов.

1. Отец-король

Разведенные отцы. Отец-король

Такие мужчины часто сами становятся инициаторами развода, они женятся несколько раз и у них есть дети от этих браков. Тип уходящей эпохи. Отцам этим за пятьдесят, они, как правило, материально и социально успешны.

При разводе испытывают чувство вины в основном перед женой, меньше перед детьми. Они легко воспитывают чужих детей и не сильно переживают, когда кто-то воспитывает их собственных. Они всех любят и уверены, что их тоже все любят. Не склонны обесценивать мать своих детей, скорее, признают ее «святой женщиной» и «идеальной матерью», но одновременно считают ее исчерпавшей необходимые ресурсы любовницей.

После развода сохраняют с детьми связь, часто по инициативе бывшей жены, сами эмоционально переориентируются на новый брак. Дети от разных браков конкурируют за внимание и ресурсы отца-короля, со всеми очевидными последствиями. К психологу такие мужчины попадают крайне редко и по другим поводам.

Прогноз для них очень благоприятен до тех пор, пока сохраняется их сексуальная конституция.

2. Отец обиженный

Разведенные отцы. Отец обиженный

Он редко бывает инициатором разрыва. Попытки жены изменить что-то в семейном раскладе просто игнорирует. Развод длится долго, мучительно. Обе стороны применяют разнообразные психологические приемы, в их числе:

  • манипулирование детьми,
  • обвинения в предательстве,
  • втягивание детей в психологическую войну,
  • лишение семьи материальной поддержки,
  • месть.

Такой мужчина обижается на всех сразу – на мироздание, социум, жену и детей. И мстит тоже всем сразу. Он до последнего не верит в то, что развод – реальность и психологически адаптируется хуже остальных. Склонен к зависимостям.

Его обычно жалеет социальное окружение семьи, потому что он – «страдалец». Часто пропадает на долгое время, не интересуется жизнью детей (они его «предали»), не дает семье деньги или каждый платеж любит обставлять унизительным образом.

Обиженные отцы часто попадают к психологу с жалобами на депрессию, внутри которой много-много злости и обиды на весь свет. У окружающих вызывают жалость и раздражение. Рано или поздно их перестают звать на семейные тусовки, потому что после них хозяева дома почему-то ссорятся.

В адаптации таким отцам помогает дистанция, в которой жена и дети постепенно отодвигаются на значительное расстояние, вся прошлая жизнь анализируется: обесценивается и идеализируется попеременно. Выход из слияния с семейной системой очень болезненный и длительный. Такие папаши «пропадают» не потому, что они плохие люди, а потому, что они так доказывают себе, что способны выжить вне семьи. А это на самом деле непросто.

К сожалению, зачастую они сами портят отношения с детьми, которые изначально были полны сочувствия к ним. Но по мере того, как обиженные отцы все реже появляются, а если появляются, то их визиты сопровождается психологической дестабилизацией или неадекватным поведением, дети все больше убеждаются, что «мать сделала правильно, что развелась».

Большая ошибка таких отцов – впадать в психологический регресс и «усыновляться» к своим детям. Дети этого не любят, ведь они хотят иметь сильного, защищающего, адекватного психически отца. В итоге отец теряет авторитет и аннулируется как воспитатель, что его вторично травматизирует.

Более того, дети в ответ сами склонны реагировать психологической дезадаптацией. Начинают плохо учиться, не слушаются, болеют, словом, пытаются как могут вернуть родителей в позицию опекающих взрослых. Поэтому так много детей оказывается на приеме у психолога в период развода их родителей.

Если дети маленькие они, конечно, легко попадают под влияние матери (бабушки-дедушки). Их легко настроить против отца и запугать. Малыши часто демонстрируют негативное отношение к отцу, и он не знает, как с этим справляться. Он приходит на назначенное опекой или судом свидание с игрушками, а ребенок встречает его слезами, криками, убегает.

Психологу отец задает вопрос – что означает такое поведение, стоит ли бороться, когда это кончится? Восстановятся ли их отношения? Надо ли появляться раз в год, или в два, или в три? Ждать, пока «вырастет и поймет»? Это чрезвычайно болезненный момент в жизни таких отцов и трудно проживаемый опыт.

Моя стандартная рекомендация – если силы кончились и бороться дальше невозможно – все равно появляйтесь, хотя бы один-два раза в год. Это лучше, чем просто исчезнуть. Потом, когда ребенок вырастет и придет к психологу, у него будут большие сложности с восприятием мужской роли в семье и в жизни. Это касается и мужчин, и женщин. И ребенок будет вам благодарен, если хотя бы что-то будет знать о вас из личного опыта, а не из истории, рассказанной матерью.

При огромном количестве разводов в нашей стране, семья нуждается в регулировании и балансе интересов всех сторон – женщин, мужчин и детей. Сама она справиться с этим совершенно не в состоянии. Нет ни культуры разрешения конфликтов, ни достаточно сдерживающей агрессию ответственности.

Цивилизованный развод – редкость и огромное человеческое достижение. А так, чем больше работаю с этим, тем более склоняюсь к идее, что было бы правильно при разводе проходить терапию всем членам семьи.

Надо как-то регулировать оборот агрессии, подобно тому, как мы договорились не использовать разрывные пули, противопехотные мины и биологическое оружие.

Вернемся к обиженным отцам. Развод для них становится королевским порталом в личностный кризис, в котором пересматриваются все жизненные установки и опыт. Чрезвычайно жестокому разочарованию подвергаются многие жизненные гипотезы – о том, что «я все делал ради семьи и детей», о том, что «жизнь ради семьи» гарантирует пожизненную благодарность и любовь. Фактически такому отцу приходится начинать все сначала, у него много страха и растерянности. Не совсем понятно, а как именно начинать, если предыдущий план не получился?

Процесс это долгий: от трех до десяти лет при удачном исходе.

  • При неудачном исходе обиженные отцы застревают навсегда в позиции жертвы и обиды, становятся неприятными злыми людьми.
  • При удачном развитии личностного кризиса обиженные отцы берут свою часть ответственности за разрушившийся брак, восстанавливают рабочие отношения с бывшей женой и с детьми, выходят из регресса и восстанавливают свой авторитет. Формируют новый жизненный план, в который семья может и не входить. Очень часто они отказываются от семейного проекта в пользу личной свободы и комфортного одиночества.

3. Отец-мамочка

Разведенные отцы. Отец-мамочка

Этот тип отцов чрезвычайно распространен среди 35-45 летних. Такие мужчины сами часто были лишены отца из-за развода родителей или по другим причинам, и были гораздо ближе к матери. Они дали себе зарок никогда не пропадать из жизни своих детей, чтобы те не страдали, как они сами в детстве.

По психологической карме-иронии они сами часто провоцируют развод. Они не в силах справиться с неизбежными сложными периодами в семейной жизни или просто не желают терпеть неприятные вещи. Для этого (моего) поколения философия «терпеть ради детей» уже не работает.

В терапию к психологу они приходят с одной проблемой – не получаются отношения с женщинами. Как правило, эти мужчины никуда не пропадают из жизни детей – наоборот, дети все выходные и отпуска проводят с папой. Отцы в курсе всех проблем в жизни ребенка, большинство из них тратит много денег на детей и бывшую жену.

Такой мужчина склонен к сильной конкуренции с бывшей женой, чтобы быть им лучшей мамочкой – правильно воспитывать, кормить, одевать и т.д. Это на самом деле очень хорошие отцы. Они ни за что не готовы потерять любовь детей и бьются за нее до последнего.

Стоит ли говорить, что практически все их новые отношения обречены изначально. И на это есть ряд причин:

  • По сути они поддерживают старую семейную систему, отойдя от нее лишь на некоторое расстояние. Они развелись формально, но не психологически. Они сильно связаны с бывшей женой, между ними интенсивные эмоциональные отношения (борьба – это очень увлекательно).
  • Они тратят на поддержание такой семейной системы практически все ресурсы (финансовые, временные и душевные), на новые отношения остается мало или недостаточно. Новая партнерша довольно быстро это понимает, начинает за них бороться и проигрывает.

Такая сильная любовь к детям все равно что ставка на зеро в психологическом казино – риск огромный. Который рано или поздно отцы-мамочки начинают осознавать. Они подобно предыдущему поколению матерей «кладут жизнь» на эту любовь и хотели бы гарантированную компенсацию в виде ответных чувств своих детей.

Но у жизни своя программа – какими бы близкими не были родители, рано или поздно сверстники становятся важнее. Ну а потом дети вырастают, создают свои семьи и «бросают» отцов-мамочек в одиночестве. Часто довольно поздно, уже после тридцати, но тем сильнее одиночество, в котором обнаруживают себя такие мужчины. Одинокие, уже не очень привлекательные для женщин, глубоко разочарованные в отношениях.

Но это в перспективе, а когда они приходят к психологу, у них еще есть надежда. Довольно призрачная, поскольку они «сливают» отношения, как только те переходят определенную черту, после которой надо менять старую систему. Менять ее у них нет мотивации еще и потому, что женщины вызывают агрессивные чувства.

Есть, конечно, иллюзия, что рано или поздно найдется та, «которая все поймет», будет мудрой и как-то решит нерешаемый ребус жизни отца-мамочки. А в реальности такой мужчина уже сразу видит в женщине опасного врага, который стремится подчинить и заставить на себя работать. А у него на первом месте дети. Так что лучше ничего не менять.

Вот такая любовь и перспективы. В качестве утешения, думаю, мужчины будут хорошими дедами. И внуки будут дарить им ответную любовь.

 


Читайте также:

Загрузка ...