ya-metrika

Родители детей с ОВЗ

Родители детей с ОВЗ (2)

В рамках своей работы с родителями детей с ОВЗ, сегодня я хотела бы поговорить о том, как важна для этих родителей поддержка, но как редко они ее получают.

В свое время мне довелось поработать в коррекционном центре, и эта работа показала мне, насколько неорганизованна в нашей стране работа с родителями, поэтому они самостоятельно пытаются разобраться с тем, с чем пришлось столкнуться: читают форумы, ходят от врача к врачу, собираются в родительские группы и т.д. В центре всегда можно было узнать родителя, который только что вышел от специалиста с новостями, еще не до конца понимая, что происходит и что делать со всеми этими новыми словами, и родителя искушенного. Последние часто брали на себя обязанности психологов. Если видели, что другой родитель вышел из кабинета специалиста с ошарашенным видом, усаживали, спрашивали «Что у вас? Ой, знакомо, вы знаете, нашему тоже такое в прошлом году поставили. Я вам сейчас дам телефончик специалиста… Ну что вы, вот, водички попейте». Во всей этой суете центров, составлении занятий с детьми, выбором лучшего метода для работы, всегда забывался родитель, одиноко сидевший вот эти пять-десять минут, переваривая события последнего часа и все новые слова, что он услышал. Иногда удавалось забрать такого родителя в свой кабинет и просто поговорить с ним, о его чувствах, мыслях, переживаниях, иногда – нет.

В Штатах и Европе есть целые отделы при центрах, которые работают с родителями: проводят индивидуальные консультации, групповые встречи поддержки, информационные консультации. К сожалению, в нашей стране лишь в некоторых центрах организуют программы работы и поддержки родителей детей с ОВЗ. В то время как самостоятельно обратиться за помощью готовы не все родители, аргументируя это тем, что «Лучше я эти деньги потрачу на ребенка. Я то что, со мной все в порядке, а вот с ребенком нужно работать».

Лишь те родители, что все же отважились на работу с психологом, по прошествии времени соглашались с тем, что с улучшением их эмоционального состояния, улучшались атмосфера в семье, общение с друзьями и родственниками, просто взаимодействие с окружающими людьми. Как ситуация складывается чаще всего: родители меньше взаимодействуют со своими друзьями, реже приглашают гостей, в силу разных причин: страх, стыд, нежелание вообще видеть кого-либо. Из-за этого семья становится замкнутой, они один на один с происходящим. А это значит, что даже просто выговориться кому-то не представляется возможности. С родственниками часто бывает еще сложнее. Несколько родителей признавались, что им приходится выслушивать обвинения от своих родителей, что они виноваты в том, что произошло в их семье. И это ужасает! Что может быть хуже, чем услышать в такой момент об близкого человека «Это потому что ты плохая мать/плохой отец!».

Еще один аспект – это взаимодействие с обществом. Несмотря на то, что в современное время на каждом углу кричат о толерантности, зачастую это все напускное. Многие родители также отмечают, что они реже стали выходить на улицу с ребенком, реже ходят на детские площадки, потому что другие родители позволяют себе что-то в роде «Сейчас ваш ЭТОТ еще тут детей начнет бить». Иногда родители сталкивались с тем, что даже если они с ребенком спокойно ехали в автобусе, находились те, кто мог подойти и начать читать лекции о том, что ребенка нужно лечить, и о чем они вообще думают. К сожалению, схожая ситуация может наблюдаться и во взаимодействии с врачами. Примеры, которые приводили родители: «пришли на прием к врачу с первым ребенком, я была беременна вторым. Когда уходили, я услышала, как врач обсуждала меня с медсестрой, наверное, думала, что мы уже ушли «мало что ли одного больного? Зачем решили второго рожать, непонятно, о чем думают вообще». Другой пример: «Пришли с сыном на массаж, ребенок у меня спокойный, мы с ним уже давно занимаемся. Но когда администратор узнала, что у него аутизм, то спросила, не агрессивный ли он. Потом ушла, о чем-то поговорила с врачом и вернувшись сказала «Врач согласилась вас принять». Что значит согласилась? Мы уже заранее записывались на прием!».

К сожалению, таких примеров очень много. Но радует то, что сами родители часто помогают и поддерживают друг друга, сами организуют встречи поддержки или устраивают совместные с детьми вылазки. Одна родительница как-то мне рассказывала, что сейчас уже сходу может определить по родителю, какой у него ребенок. Ее история: «Как-то мы группой пошли в цирк, нам достались льготные билеты. Многие, конечно, искоса смотрели на нас, уводили своих детей в сторону, потому что кто-то как обычно бегал и кричал, кто-то висел на подоконнике, ну, вы понимаете. Но наши родители [так она называла родителей детей с ОВЗ] присматривали не только за своим, а за всеми – «Товарищи, чей это вон туда побежал?», из толпы кто-то из родителей откликался – «Ой, это мой, спасибо!» и бежал за своим чадом. Я привыкла к тому, что и сама часто присматриваю не только за своим и это уже не кажется чем-то таким. Да и меня уже почти не пугают косые взгляды и цокания, но иногда я все-равно не понимаю людей, откуда вот их такой страх наших детей?».

Каждый родитель нуждается в поддержке: друга, семьи, специалиста. Потому что когда человек стал Родителем, он не перестал быть и просто человеком, со своими страхами и переживаниями, эмоциями и чувствами. И иногда просто жизненно необходимо это все с кем-то разделить.

Если вы родитель ребенка с ОВЗ и чувствуете, что вам нужна помощь и поддержка психолога, пожалуйста, пишите! Время и стоимость консультации по договоренности. Если вам нужна анонимная консультация, вы можете обратиться через сайт.

Загрузка ...