ya-metrika

Роль отношений с родителями в раннем детстве

Роль отношений с родителями в раннем детстве (2)

Влияние окружающей среды vS генетика

Современная наука опровергает идеи о том, что развитие полностью предопределено генетически, в то время, как идеи психологов и специалистов в области психического развития о роли социального окружения на ранних этапах развития, подтверждаются в междисциплинарных исследованиях, в т.ч. с привлечением биологов, специалистов в области эпигенетики.

Что такое «эпигенетика»? Объясню через отличие от генетики. Генетика – это про то, что уникальный набор хромосом, полученный от наших родителей, наши гены, отвечают за нашу принадлежность к конкретному биологическому виду. Они отвечают, например, за то, сколько у нас рук, есть ли хвост. Также они отвечают за нашу предрасположенность к конкретным исходам развития в целом. Например, мы можем быть предрасположены к высокому развитию каких-то творческих навыков или какого-либо заболевания. Но что в конечном итоге разовьётся, а что нет? На этот вопрос поможет ответить эпигенетика.

В исследованиях выяснилось, что ранние пре- или постнатальные воздействия на организм влияют на дальнейшее развитие путем химического изменения структуры генов. Эти химические изменения, которые известны как эпигенетические модификации (от греческого корня «эпи», означающего «над»), «пишутся» поверх гена без фактического изменения самого генетического кода. Эпигенетическая модификация влияет на то, как наши органы развиваются и функционируют, а на неё в свою очередь влияют факторы окружающей среды, такие, например, как качество питания, воздействие токсинов и лекарств, и, самое интересное – качество взаимодействия с социальным окружением.

Особенно хорошо видна работа эпигенетических механизмов на формировании мозга. Считается, что гены определяют, когда формируются определенные мозговые связи, а эпигенетические механизмы отвечают за то, как именно они формируются. Окружающая среда влияет на экспрессию генов в клетках мозга: мозг буквально приспосабливается к той среде, в которой развивается организм, – именно от неё зависит, каким образом созреет его архитектура (связи между клетками) и как он будет функционировать, и, следовательно, как в целом будет развиваться человек, каким будет его образ мышления, какое поведение для него будет характерно. Основная окружающая среда для маленького ребёнка – его родители. Ребёнок большую часть времени взаимодействует либо непосредственно с ними, либо с их помощью исследует окружающую среду. Их вклад нельзя переоценить. В исследованиях показано, что стабильные, отзывчивые отношения на ранних этапах развития ребёнка создают «здоровую» архитектуру мозга, которая обеспечивает прочную основу для дальнейшего обучения, адаптивного поведения и психического здоровья в течение всей жизни.

Привязанность

«Привязанность к близким создает для нас ощущение надежной гавани. Но она также служит стартовой площадкой для исследования мира. Имея надежную модель привязанности, мы можем смело заглядывать в будущее за пределами дома. А когда мы устали, расстроены или просто хотим сделать передышку, то возвращаемся в гавань старого дома, к своим близким.» Д.Сигел

 

Под привязанностью (англ. attachment) в психологии принято понимать эмоциональную связь ребёнка и близкого взрослого (чаще всего матери), который о нём заботится, который может утешить и успокоить малыша в ситуациях переживания им стресса и тревоги. Эта связь необходима ребёнку для выживания и для развития. Формирование привязанности зависит от чувствительности мамы к сигналам в поведении ребёнка (т.е. способности вовремя увидеть и понять, что с ним происходит), её предсказуемости и последовательности в своих действиях по отношению к ребёнку. Другими словами, привязанность – это про качество отношений между взрослым и ребёнком.

Термин «привязанность» принадлежит английскому психологу Джону Боулби, разработавшему одноимённую теорию – теорию привязанности. Он утверждал, что для младенцев характерно «поведение привязанности», с помощью которого они обеспечивают близость взрослых, заботящихся о нём (или «фигур привязанности»). К таким действиям можно отнести улыбки (как сигнал приглашения к взаимодействию), плач, цепляние за взрослого и следование за ним. Согласно Дж. Боулби, поведение привязанности является эволюционным адаптивным механизмом, поскольку когда-то оно обеспечивало защиту от хищников: младенцы ведь не могут передвигаться самостоятельно и в случае опасности не могут сами себя защитить. Сейчас, конечно, вероятность, что на нас будут нападать хищники, крайне мала, однако, в мире и без этого хватает стрессовых факторов, да и свои жизненно важные потребности ребёнок сам удовлетворить не может, поэтому поведение привязанности по-прежнему целесообразно.

Одним из центральных понятий теории привязанности является «внутренняя рабочая модель» – т.е. представление об окружающем мире и о себе самом, которое формируется у ребёнка через отношения с близким взрослым. Например, если мама обычно помогает ребёнку справляться со стрессовыми ситуациями, утешает его, когда он расстроен, у ребёнка вероятнее всего сформируется представление о том, что, если, с ним что-то случится, то она всегда придёт на помощь, что этот мир принимающий и поддерживающий, а он сам, ребёнок, – любимый, нужный, принятый.

В зависимости от того, каким образом дети ведут себя в стрессовых ситуациях по отношению к их родителям и как они реагируют на разлучение с родителем, выделяют четыре типа привязанности: безопасный, избегающий, сопротивляющийся и дезорганизованный. При этом существует множество исследований, показывающих, что тип привязанности влияет на такие области развития как: когнитивные (умственные) способности (развитие внимания, памяти, мышления); развитие речи; коммуникативные навыки; способность к самоконтролю; психическое и физическое здоровье.

Типы привязанности

Безопасный тип. 1,5 годовалый Петя вместе с мамой отправился в гости к соседям. Когда соседи открыли им дверь, подбежала собака и начала лаять. Петя испугался, заплакал и потянулся к маме в поисках утешения и безопасности. Мама взяла его на руки и сказала: «Ты испугался собаку, она так громко лает…». Петя крепко обнимал маму в течение минуты, постепенно успокаиваясь. Потом он показал пальцем на собаку. Мама сказала: «Это собака, да. Ты испугался собаку».
Избегающий тип. 1,5 годовалый Саша вместе с мамой отправился в гости к соседям. Когда соседи открыли им дверь, подбежала собака и начала лаять. Саша испугался, и заплакал. Мама сказала: «Да что ты плачешь? Собаку испугался что ли? Нечего её бояться, пойдём погладишь». Сашу завели внутрь, ещё некоторое время он сам успокаивался (не плакал, тяжело вздыхал), хотя ему всё ещё было страшно.
Сопротивляющийся тип. 1,5 годовалый Вася вместе с мамой отправился в гости к соседям. Когда соседи открыли им дверь, подбежала собака и начала лаять. Вася испугался, заплакал, потянулся к маме. Но, когда мама попыталась взять его на руки, он начал вырываться. Вася никак не мог успокоиться, у него началась истерика. В гости зайти так и не удалось. И даже, когда они с мамой вернулись обратно, Вася какое-то время не мог успокоиться.

По поведению ребёнка по отношению к маме (или тому взрослому, который о нём заботится) в стрессовых ситуациях можно сделать вывод о том, каким образом она обычно себя ведёт с ребёнком. Так, мамы детей с безопасным типом привязанности, обычно утешают их, поэтому и ребёнок сразу тянется к ней, – его жизненный опыт говорит ему о том, что рядом с ней безопасно, что она его примет, поможет успокоиться и ему станет легче. Такие дети в итоге быстро успокаиваются. В дошкольном возрасте они могут опережать сверстников в когнитивном развитии, в развитии речи, в уровне развития навыков самоконтроля. Есть данные, что они в итоге лучше справляются со стрессом, меньше болеют.

Мамы детей с избегающей привязанностью склонны отрицать переживания и потребности ребёнка. Для них характерно, например, как в ситуации с собакой, отрицать, что ребёнок испугался, а в ситуациях, когда ребёнок ударится, сказать: «Прекрати плакать, тебе же не больно». Также вместо утешения они могут активно пытаться переключить внимание ребёнка – предложить ему конфету/игрушку или ещё что-либо. Дети в таком случае понимают, что нет смысла искать утешения, не ищут близости и делают вид, что им вообще не нужен взрослый, что они могут все свои потребности удовлетворить сами. Такие дети в итоге могут научиться подавлять свои переживания, что может отражаться в психосоматических заболеваниях, повышенной тревожности и иногда в агрессии.

Мамы детей с сопротивляющимся типом привязанности часто ведут себя непоследовательно. Сегодня, когда ребёнок расстроился, его утешат, а завтра – могут оставить одного, не обратить внимания или даже накричать. Так, ребёнок не понимает, чего ожидать от взрослого. Поэтому в ситуациях, когда он испытывает стресс, ребёнок также непоследователен – он может в начале попроситься на руки, но потом начать вырываться или даже ударять взрослого. Такие дети могут очень долго успокаиваться, плач перерастает в истерику, а в более старшем возрасте их способности к саморегуляции также могут быть несколько ниже, чем у сверстников.

Дезорганизованный тип привязанности

Этот тип привязанности характерен в семьях, где родители регулярно используют «пугающее» поведение при взаимодействии с ребёнком. К такому поведению можно отнести:

1)крики;

2)физическое насилие (подзатыльники, шлепки, удары);

3)грубое и резкое физическое взаимодействие (например, когда родитель грубо одевает ребёнка, или насильно кормит, игнорируя сигналы ребёнка о том, что ему не хочется есть или, что ему не нравится еда)

4)устрашающие игры (например, когда в игре родитель выступает персонажем, который пытается что-то откусить или стукнуть в агрессивной манере).

Дети, родители которых ведут себя таким образом, находятся в очень непростой ситуации: они нуждаются в близком взрослом, который обеспечивал бы им безопасность, который бы помогал успокоиться и совладать со стрессом, но именно этот взрослый и является источником стресса. Эти дети живут в постоянном страхе, что критически отражается на процессах формирования архитектуры мозга. В особенности это влияет на те области мозга, которые связывают со способностью к саморегуляции, поэтому такие дети могут быть чрезмерно активными, испытывать сложности с концентрацией внимания и контролем поведения.

Сформируется ли дезорганизованный тип привязанности, если родитель однажды накричал на ребёнка или так сильно разозлился, что даже шлёпнул по попе? Или, если испугал ребёнка в игре? Нет. Людей, которые никогда не злятся и не кричат, никогда не дают волю своим эмоциям, не существует. Нет ничего ненормального в ситуации, когда ребёнок делает что-то не безопасное для него или для других, и родителю приходится повысить голос или крикнуть. Вы всегда можете потом спокойно разъяснить ребёнку ситуацию: что такое происходило, что вам пришлось крикнуть. Вообще хорошо взять за правило обсуждать с ребёнком эмоционально заряженные для вас и для ребёнка ситуации, когда уже все успокоились. Это важно, потому что помогает ребёнку понимать, что родитель на него накричал или, возможно, даже шлёпнул, не потому что он, ребёнок, плохой, его не любят и он недостоин любви (а дети именно так и начинают потом размышлять), а потому, что его действия были, например, опасными и сильно напугали или разозлили родителя.

Совсем другая история, если для вас крик или физическое наказание ребёнка в порядке вещей. Это может возникать по разным причинам: возможно, с вами так поступали в детстве, и для вас это норма; возможно, у вас есть сложности с самоконтролем и, даже понимая, что ребёнка бить нельзя, вы не можете сдержаться, а потом ощущаете вину, но это повторяется вновь и вновь; возможно ваши ресурсы на исходе.

 

Я хочу подчеркнуть, что, тип привязанности не говорит о том, что кто-то хорошая мама, а кто-то плохая. Он говорит о том, что у мамы есть также свой жизненный опыт, свои убеждения о том, как воспитывать ребёнка в связи с этим опытом, и много-много своих переживаний. Информированность о привязанности может помочь понять, почему ребёнок ведёт себя так или иначе. И, при наличии у мамы ресурсов и поддержки близких, а в некоторых случаях и при помощи специалиста, совершить усилия, чтобы изменить отношения с ребёнком.

 

Литература:
  1. Плешкова Н.Л. (2011) «Психологическое взаимодействие и привязанность матери и ребёнка».
  2. Сигел Д. (2016) «Вне зоны доступа. Как не потерять контакт с ребёнком в переходном возрасте».
  3. Dozier M., Bernard K. (2019) «Coaching parents of vulnerable infants».
  4. National Scientific Council on the Developing Child (2010). Early Experiences Can Alter Gene Expression and Affect Long-Term Development: Working Paper No. 10. http://www.developingchild.net
Загрузка ...