ya-metrika

Сонник сновидений

Сонник сновидений

Сонник сновидений и толкование символов по аналитической психологии Юнга:

1. Погоня, за вами гонятся – нечто в вашей жизни нуждается в вашем внимании.
Мы легко запоминаем такие сны, они заставляют нас беспокоиться и вызывают страх. Такие события во снах сигнализируют нам, как правило, о том, с чем мы внутренне работаем, подсознание дает подсказку, что нечто требует более пристального внимания, на что вы не обращаете внимания, а надо бы.

2. Люди – на самом деле это характеристики нашей личности.
Люди во сне являются символами представлений о себе или характеристиками различных ваших собственных аспектов, помогают нам понять, какие из них нуждаются в более пристальном внимании и в каком направлении нам вести нашу внутреннюю работу. Если вы видите конкретных людей, то это может указывать на межличностные вопросы и конфликты, которые вы должны проработать.

3. Дом – сознание сновидца.
Есть несколько уровней сознания, которые составляют наш ум. А различные его части – различные аспекты психики. Например, подвал может представлять то, чему не уделяется должного внимания, либо уверенно не признается сновидцем в реальной жизни; спальня может быть переведена на наш язык, как интимные мысли, чувства и воспоминания. Деятельность в доме означает деятельность сновидца по интерпретации информации и способы использования структуры сознания.

4. Еда – знания
В физическом мире, еда питает наши тела. В мире снов, еда является представлением о питании наших умов, проще говоря – знаний. Сны о пище можно также интерпретировать, что ум “голоден” и ищет новые идеи и знания.

5. Школа – обучение
Когда в вашем сне появляется школа или класс или вам снятся типичные школьные события, такие как, например, прохождение теста, на деле это означает процесс внутреннего обучения, и может быть интерпретировано как необходимость понять что-то из ситуации, в прошлом или настоящем, или свидетельствует о том, что у вас есть некая потребность в самоанализе.

6. Обнаженность – искренность и открытость, вполне вероятно избыточная.
Когда кто-то видит себя или другого обнаженным во сне, это означает, что определенный аспект или эмоции сновидца в настоящее время выражаются открыто и без ограничений, вплоть до того, что сновидец чувствует себя незащищенным.

7. Секс – сексуальное вырaжениe или объединение и созидание.
Когда снится секс, это может представлять собой признание, принятие сновидцем своих бессознательных желаний и эмоций, другими словами некую обретаемую целостность. Сны о сексе также могут символизировать создание новых интимных отношений с другими или с Собой. Хотя во многих случаях, сексуальные сны – просто выход энергии.

8. Автомобили – давать или получать опыт
Транспортные средства во сне символизируют средства для преодоления того, что происходит в нашей сознательной жизни, насколько мы контролируем жизнь или то с чем мы сталкиваемся по пути, происходящие события и препятствия. Тип и размер автомобиля тоже играет свою роль: скорая помощь будет указывать на необходимость лечения, полицейская машина будет указывать на необходимость дисциплины.

9. Ребенок – новое.
Сны о ребенке символизирует новую идею или разработку или потенциал для роста в конкретной области вашей жизни.

10. Смерть – кардинальные изменения.
На языке разума, смерть обычно представляет собой переход от одного состояния к другому. Хотя многие воспринимают смерть во сне, как страшное или отрицательное событие, оно, как правило, коррелирует с резким изменением или переходом, происходящем в жизни сновидца.

11. Животные – привычки сновидца.
Учитывая, что функция животных в основном основывается на инстинкте, наличие животных во сне является представлением наших привычек. Когда нам снятся животные это может оказать нам неоценимую пользу в понимании нашей повседневной рутины, а также наших глубочайших желаний. Тип животного, что он делает и его среда обитания – все может быть использовано для интерпретации того, о чем нам сигнализирует наше бессознательное.

12. Падение – возвращение к бодрствованию.
Обычно, если вы падаете во время сна, это символизирует процесс возвращения к состоянию осознанности или бодрствующего сознания. Зачастую свидетельствует о том, что вы не чувствуете себя способным контролировать определенный аспект вашей реальной жизни или боитесь что-либо или кого-либо отпустить из своей жизни.

Расширенное толкование и иные образы:
В юнгианском подходе к толкованию сновидений выделяются три главных момента:
1) ясное понимание деталей сновидения, как таковых;
2) сведение воедино ассоциаций и амплификации в определенный порядок на одном или более из трех уровней — личном, культурном и архетипическом;
3) помещение амплифицированного сна в контекст жизненной ситуации сновидца и в процесс его индивидуации.

Депрессия
То, что бодрствующее эго способно переживать как депрессию, вероятней всего проявится во сне как агрессия в отношении эго сновидения со стороны другой фигуры. В случае женщины, чьи сны обсуждались в предыдущем разделе, депрессия стала возрастать, когда она выступала в роли сексуального агрессора в сновидении с мертвым предметом — «собакой или ребенком»,— но во сне с египетской принцессой (когда она все еще пребывала в депрессии) эта женщина плотно удерживалась в нежелательном сексуальном объятии со стороны агрессивной фигуры, напоминавшей ее отца.

Беспокойство (тревога)
Классические тревожные сны можно наблюдать у многих пациентов. Существуют три основных типа, заслуживающих упоминания: 1) сны о неготовности к экзамену; 2) сны с преследованием угрожающими субъектами или другими существами; 3) сны, несущие физическую опасность для эго сновидения, такие как падение или угроза от природных событий — землетрясения, цунами, лесные пожары и т. д.— где непосредственного угрожающего мотива против эго сновидения нет. Тревога или беспокойство могут, разумеется, принимать в сновидениях множество других форм, но эти три паттерна повторяются особенно часто.

Психоз
При рассмотрении возможного диагноза шизофрении или другого психотического процесса сны могут оказаться весьма полезными как в плане постановки диагноза, так и в последующем отслеживании самой болезни. Иногда сны оказываются полезными в установлении желательности применения лечебных средств и препаратов или возможного использования других способов поддержки и укрепления эго, таких как, скажем, госпитализация. Искусство чтения снов в этом аспекте — задача не из легких, поскольку никогда нет видимого ясного неизменно присутствующего индикатора. Такие указатели, если и существуют, то часто оказываются контекстуальными каждому отдельному сновидцу, составляют смысл в серии снов данного человека, но могут быть обобщены лишь с большой натяжкой. В качестве самого индикатора зачастую выступает не сновидческий мотив опасности для индивидуального эго сновидения, а сама внешность того, что можно было бы назвать эксцентричностью образа.

Физические проблемы
Во всех смыслах, нелегкое дело ставить органические диагнозы, исходя из материала сновидения, хотя существует множество поразительных примеров таких прогнозов: сон о внутреннем «взрыве», предшествующий кровотечению при аневризме аорты, появление персонажей в сновидении с болезнью желчного пузыря до того, как эта болезнь оказалась обнаруженной у сновидца, и т. д. Ретроспективно нетрудно видеть, что сны могут указывать на органические проблемы, но прогностически, это весьма нелегко из-за множества факторов, которые необходимо учитывать. В норме сновидения фигурируют в форме, компенсирующей сознательную позицию бодрствующего эго. Они делают это, обслуживая процесс индивидуации, интересы и цель которого могут быть не обязательно теми же самыми, как у бодрствующего эго, так как индивидуация заботится прежде всего о потенциальной целостности личности, а не о совершенстве какой-то отдельной эго-кон-фигурации. Физическая болезнь может овладеть интересами сознательного эго, но в одинаковой степени это не может затрагивать Самость, инициатора сновидений.

Своим появлением сны проводят различие между личностью и телом, и по всей видимости, эго сновидения скорее связано с личностью, нежели с телесным началом. Когда показатели текущего физического состояния представлены в сновидении, то вовсе не обязательно, чтобы они выглядели как болезнь эго-образа в рамках сновидения; вероятнее всего, они предстанут в ином воплощении, нежели эго сновидения, возможно, это будет образ, воплощающий органическое тело — животное, собственная мать (производящий источник физического тела) или какие-либо иные репрезентации органической жизни.

Сновидения о смерти
Мотив смерти в сновидении является тесно связанным с вопросом представления органической болезни. Видеть во сне, что ты (или кто-либо) умираешь или даже что ты (или кто-либо) мертв — не такое уж редкое дело. Пациенты вспоминают подобные сны с беспокойством и тревогой, высказывая опасение, что сам сон указывает на приближение смерти. Но сны о смерти, по сути,— сны о преобразовании эго-образа. Пока сознательное эго отождествляет себя с отдельным эго-образом, все, что угрожает прочности и долговечности этого отдельного эго-образа будет выглядеть как угроза физической смерти, поскольку само эго столь же тесно отождествляет себя с образом тела,— хотя весьма часто встречающийся мотив сновидения, обозрение самого себя, взгляд на самого себя,— ясно указывает на разъединенность эго сновидения и образа тела.

Персона
Роль персоны часто представляют в качестве «маски», тем самым приписывая ей негативное значение в противоположность к «подлинной» личности, переживаемой эго’м («Я просто хочу быть самим собой»); однако это неверное понимание функции персоны. Персона — это просто-напросто структура для связи с коллективной сознательной ситуацией, аналогичной понятию роли в социальной теории. Обычно само эго знает, может ли оно отождествляться или не отождествляться с той или иной ролью персоны, в то же время, как правило, не зная и не ведая, что точно также оно может отождествляться (или не отождествляться) с теневой структурой, являющейся, — как это, в конце концов, и оказывается, — составляющей, но непризнанной частью эго. Персона выглядит добровольной, факультативной, необязательной, тогда как тень кажется чем-то навязчивым, компульсивным, хотя обе представляют всего-навсего роли эго-идентичности, поддерживаемые с различной степенью напряженности в связи или в соотношении с другими структурными компонентами психического.

Тень
Образы тени также представляются носителями негативных ощущений и чувств, хотя, как уже упоминалось ранее, это тоже может оказаться иллюзией, основанной на изначальном выделении теневых содержаний из незрелого детского эго. В ребенке есть мало чего от независимости взрослого, и он может отделить вполне здоровую часть эго, адресовав ее в структуру тени, согласуясь или подчиняясь семейной традиции или общественной ситуации, которые сами по себе невротичны (или попросту отражают какую-то случайную реальную ситуацию в семье). И если теневое образование впоследствии не попадает в поле зрения сознания для переосмысления, то черты, составляющие тень, оказываются труднодоступными эго в плане его нормальной деятельности. Любая психотерапия в какой-то степени участвует во введении тени в сознание, способствуя тем самым большему соответствию теневых составляющих при принятии их — по более зрелому размышлению — в господствующую эго-идентичность. Если же теневой интеграции не получается, то содержания тени стремятся оказаться спроектированными на других (обычно представителей того же пола, что и эго) и выставляют всевозможные иррациональные препятствия и помехи на пути к «нормальному» межличностному взаимодействию.

Самость и ось эго — самость
Самость — регулирующий центр психического — может также возникать в снах наряду с другими архетипическими образами. Появление Самости, архетипической сердцевины эго, часто указывает на необходимость в стабилизации эго, поскольку существует тенденция к образованию реципрокного отношения между устойчивостью эго и проявлением Самости в установившейся форме. Если эго оказывается в замешательстве и беспорядке, то можно ожидать, что Самость появится в очень строгой форме, такой, скажем, как мандала. Говоря психологически, суть образа мандалы такова, что в нем подчеркивается всеобщность (totality) чего-либо; обычно в мандале вполне отчетливо представлены периферия и центр. В историческом плане понятие мандалы относится к определенным хорошо структурированным символам медитации, используемым в буддизме, часто состоящим из квадрата с четырьмя воротами или круглого города с центральным образом посередине (для медитации) и меньшими образами, окружающими его.

В снах образные представления Самости могут быть более неточными, наподобие, скажем, здания, которое окружает центральный двор с фонтаном, или двух больших зданий, соединенных центральным общим крылом. Самость может проявиться в виде голоса наподобие «Божьего гласа», кажущегося исходящим из «ниоткуда», и в общем несет ощущение неоспоримой целостности, чистоты и правильности, демонстрирующее состояние вещей, как они есть, во всей их простоте и сути, так что возможность не согласиться напрочь отсутствует. В качестве классического образчика можно сослаться на уже упоминавшийся сон, состоявший всего из одной фразы,— властный повелевающий голос произнес: «Ты не ведешь свою истинную жизнь!»

Инцест
Появление инцеста в сновидениях — не обязательно дурной знак. Накануне перехода через Рубикон и похода на Рим Цезарь видел сон, в котором совершил инцест с матерью, сон, который был истолкован (с наиболее вероятной достоверностью) как указание на то, что «мать» Рим готова принять его с радостью и без сопротивления. В Древнем Египте инцест между братом и сестрой в семьях фараонов рассматривался как нормальное, а порой и какдолжное явление, отражая инцест брата и сестры, унаследованный в архетипическом мифе Изиды и Озириса. Инцест в сновидении может представлять контакт эго сновидения с архетипическим значением, персонифицируемым родителем или братом/сестрой (сиб-лингами), контакт, являющийся результатом какого-то незаурядного движения прочь (ухода) от фиксационных точек в личных областях психического. Аналогичным образом инцест с сиблин-гом того же пола часто указьгоает на необходимость для сновидца в ассимиляции бессознательных теневых характеристик или показывает, что это уже произошло.

Оплакивание
Естественно появление в сновидениях и процессов горева-ния, скорби, траурного оплакивания. В обычной тяжелой утрате мертвый любимый человек может появляться во сне живым; частота сновидений постепенно уменьшается (а их символическое содержание увеличивается) по мере того, как процесс оплакивания близится к оздоровляющему завершению,— обычно этот процесс длится от шести до восьми месяцев после смерти. В случае пролонгированного и патологического оплакивания, когда переживший смерть близкий не способен или не желает принять смерть любимого человека, образы сновидений часто выставляют умершего в отрицательном свете или в ситуации, в которой покойный пытается оставить эго сновидения, разорвать с ним какую-либо связь.

Дома
Обычно дома появляются в сновидениях как образы психического. Много раз в этих домах обнаруживаются неведомые незнакомые комнаты, указывая на скрытые или неисследованные области потенциальной эго-структуры пациента. Различия между частями дома также могут быть символически важными: потолок, чердак, мансарда, крыша, балконы, спальни и т. д. Например, кухни — это место превращения сырой пищи в кулинарные блюда; в снах они иногда прибретают вид алхимической лаборатории, места более глубоких преобразований. Ванные комнаты в снах могут относиться к «удалению, устранению, сбрасыванию» или к трудности «высвобождения». Иногда просто само действие, происходящее во сне в определенном доме из прошлого, позволяет сделать определенные выводы по поводу происхождения тех или иных вовлеченных в ситуацию комплексов.

Автомобили
Автомобили и другие способы передвижения относятся к числу тех образов, которые обозначают эго-структуру или указывают на способ, с помощью которого эго включается в различные виды жизнедеятельности. Разница между пешей прогулкой и гонкой на автомобиле достаточно символически значима, как, скажем, различие между поездкой на своем собственном автомобиле и коллективным характером езды в автобусе. Поезда, в противоположность автомобилям и автобусам, ограничены в своем движении рельсами и не имеют возможности двигаться свободно по желанию, куда хотят; поэтому их обычно ассоциируют с навязчивой (компульсивной) или привычной деятельностью. С автомобилями тесно связаны улицы и автострады; следует видеть разницу между размерами (шириной) улиц и дорог, а также направлением, по которому движется эго сновидения: согласно общему движению, навстречу ему, или поперек движущегося потока; необходимо также отмечать те или иные трудности в выборе маршрута и нахождении выезда на желаемую локальную дорогу, обращать внимание на обочины, рытвины, дренажные канавы и пр. Нигде столь не очевидна и явственна контекстуальная природа символов сновидения, как во всех этих изменениях и вариациях темы перевозки и перемещения. Автомобиль может даже обозначать самооценку (момент, который не упустят из виду рекламные агенты).

Алкоголь и наркотики
Образы алкоголя и наркотиков появляются, как правило, тогда, когда у сновидца есть какая-то проблема с ними в бодрствующем состоянии. Общеизвестно, что химические пагубные пристрастия очень трудно лечить психологическими методами,— здесь обычно требуются методы группового давления и поддержки. (К несчастью, такие подходы зачастую оказываются успешными в терминах пагубного пристрастия (addiction), но мешают более тонкому пониманию психологических процессов,— возникает иллюзия, что все проблемы человека в таком случае решаются воздержанием от алкоголя или наркотиков). Но когда сны следуют тесной чередой, то порой возможно увидеть бессознательную готовность к изменению в паттерне пагубного пристрастия — совет, поддержка или даже подталкивание — еще до того, как какие-либо шаги были предприняты бодрствующим эго.

Смерть
Смерть в сновидениях — включая убийство и потерю родственных отношений — должна быть внимательно изучена в самом контексте, поскольку смерть персонажей сновидения редко имеет отношение к реальной смерти; скорее она указывает на глубокий архетипический процесс преобразования.

Змеи
Змеи появляются в снах в самых разных формах, подтверждая широту архетипических значений, которые несет в себе один и тот же образный тип. Змеи, конечно, могут нести фаллический смысл (или даже буквально ассоциироваться с пенисом), но это лишь часть их символического потенциала. Юнг считал, что змеи могут иногда представлять вегетативную нервную систему,— очень любопытное наблюдение в свете последних исследований в области мозга, относящихся к центру ствола человеческого мозга, так называемого «мозга рептилии» (в противоположность более изученному мозгу млекопитающих и исключительно человеческому развитию коры головного мозга).

Часто змеи представляют обычную инстинктивную энергию, в особенности, когда они явлены в больших количествах, как в вышеупомянутом сне о змеях, кишевших по обочинам пешеходных дорожек студенческого городка; причем сами дорожки при этом были свободны и безопасны для прохода. Змея может ассоциироваться с мудростью; с исцелением (как на жезле Асклепия эмблема врачевания); с ядом и опасностью; с утверждением себя (как в сектах дрессировщиков змей); и даже выступать прообразом значительно более высшей ценности — медный змей из Ветхого Завета, выставленный Моисеем на знамя, который может рассматриваться как прообраз Христа (Числа 21,9).

Загрузка ...