ya-metrika

Созидающий конфликт. 8 способов поссориться правильно

В середине 1990-х в Нью-Йорке проводилось исследование, поводом для которого стала печальная статистика. Согласно ей, именно в этом американском городе было самое большое количество семейных конфликтов, окончившихся убийствами или тяжкими телесными повреждениями.

В Нью-Йорке каждый из районов имеет свое «лицо», значительно отличаясь по этническому составу, уровню благосостояния жителей, комфортности жилой среды. Исследователи обнаружили, что статистика семейных конфликтов со смертельным исходом значительно варьирует от района к району.

Минимальное количество смертельных конфликтов было выявлено исследователями в так называемых «русских семьях» (название условное – речь шла про обитателей Брайтон-Бич). Максимальное количество конфликтов, как ни странно, обнаружилось не в каком-нибудь криминальном Гарлеме, а в престижных районах вроде Куинса, среди «WASP-семей». WASP (White Anglo-Saxon Protestant) в буквальном переводе указывает на расовую и религиозную принадлежность: «белый (представитель европеоидной расы) протестант англо-саксонского происхождения». Но WASP часто используется и в переносном значении как «стопроцентный американец», представитель элитных слоев общества.

Выявленные различия озадачили исследователей, потому что не очень поддавались логическому объяснению. Казалось бы, больше всего смертельных конфликтов должно быть в неблагополучных районах города, там, где низкий уровень жизни и наиболее криминальная обстановка. Но все оказалось с точностью до наоборот – больше всего семейного насилия было в благополучных районах. А вот «маленькая Одесса» (Брайтон-Бич) и в настоящее время является одним из самых небогатых районов Нью-Йорка. В девяностых уровень жизни там был еще ниже, а вот насилия почти не было. Чем объяснить эти различия?

Ученые стали «копать глубже» и обнаружили следующее: оказывается, частота семейных ссор в «русских» семьях и в «WASP-семьях» была практически равной. Но сам стиль поведения супругов в конфликте значительно отличался. В «русских» семьях конфликт завершался успокоением, примирением сторон и в конечном итоге укреплением семейных (и любовных) отношений. В «WASP-семьях» эскалация конфликта возрастала до «точки кипения», когда эмоции выходили из-под контроля и кто-то из членов семьи хватался за оружие. Но даже если конфликт и не заканчивался кровопролитием, примирения сторон не было (или оно было формальным) и в скором времени отношения распадались.

Получается, что в «WASP-семьях» конфликт был разрушающим, а в «русских» семьях – созидающим отношения. И исследователи сосредоточились на выявлении конкретных различий: что именно в процессе конфликта представители разных семей делают по-разному? Какие конкретно слова, жесты, действия, поступки, реакции усиливают конфликт, а какие делают его созидающим?

Разные ссоры

  1. В «русских» семьях во время конфликта супруги продолжали обращаться друг к другу по имени (так, как они это обычно делали). В «WASP-семьях» по мере развития конфликта довольно быстро переходили на прозвища, сначала издевательские, а затем на оскорбительные.
  2. У любого конфликта есть повод и причина. Они могут быть объективными («так сложились обстоятельства», «не повезло», «жизнь такая», «это случайная ошибка»), либо ответственность за повод/причину приписывается кому-нибудь из участников конфликта («все из-за тебя!»). Существует четкая закономерность: чем настойчивее один из участников конфликта старается обвинить другого в том, что именно он (и только он!) является причиной (или создал повод для) конфликта, тем выше риск, что разговор перерастет в насилие.
  3. В «русских» семьях конфликтующие замечали и комментировали конкретное поведение друг друга, но никогда не обобщали и не «переходили на личности». Типичная реплика в «русской» семье: «Ты сейчас говоришь громко, ты кричишь. Я прекрасно тебя слышу, можно говорить тише». В «WASP-семье» это звучало бы примерно так: «Что ты вопишь! Тебе всегда лишь бы орать, сволочь ты хамская! Заткнись!» Обратите внимание, что в первом варианте используется более нейтральная лексика (громко, кричишь), во втором варианте слова более эмоциональны («вопишь», «орешь», «заткнись»). В первом примере «перехода на личности» нет, во втором примере есть («сволочь хамская»).
  4. Самый опасный «переход на личности» происходит тогда, когда обсуждение выход за рамки конфликта. То есть вместо того, чтобы обсуждать то, что происходит «здесь и сейчас», участники начинают припоминать все плохое, что было в их отношениях в прошлом («там и тогда»). Как правило, близкие люди достаточно хорошо знают друг друга, в том числе знают и «болевые точки» в Я-концепции своего партнера. У каждого из нас были жизненные неудачи; у каждого из нас есть качества, которыми мы, мягко говоря, не гордимся. Обнаружилось, что даже во время самой жаркой ругани в «русских» семьях конфликтующие очень бережно относятся к «болевым точкам» друг друга и не пытаются сделать собеседнику побольнее, припомнив ему прошлые «косяки». В «WASP-семьях» партнеры очень быстро припоминали друг другу прошлые неудачи, стараясь как можно больнее наступить на «любимые мозоли» друг друга.
  5. Очевидно, что конфликт – это эмоциональное столкновение, где накал страстей может возрастать бесконечно. Но, как оказалось, эмоциональная динамика конфликта в «русских» семьях и «WASP-семьях» была разной. В «русских» семьях выражение негативных эмоций было открытым и достигало максимальной силы практически сразу. В самом начале конфликта супруги начинали громко кричать, интенсивно жестикулировать, швырять вещи, бить посуду и т. п. Как отметили исследователи, «складывалось впечатление, будто это актеры, которым поставили задачу быстренько изобразить семейную ссору – и они тут же бросились разыгрывать эту драму с полной силой». В «WASP-семьях» динамика была совершенно иной: супруги сначала старались максимально сдерживать свои эмоции, пытаясь разговаривать спокойно. При этом они оскорбляли друг друга, использовали эмоциональную лексику, припоминали прошлые неудачи и т. д. Не удивительно, что через некоторое время маска спокойствия слетала и случался самый настоящий эмоциональный взрыв (а иногда и самый настоящий аффект, перерастающий в насилие).Получалось следующее: в «русских» семьях моментально вспыхивали сильные страсти; но чем интенсивнее эмоция, тем больше энергии она отнимает и тем быстрее исчерпывает себя. Есть и еще одна важная деталь: бурная эмоциональная экспрессия в «русских» семьях была направлена «в воздух», но не друг на друга. Согласитесь, что есть разница, когда мы просто разбиваем тарелку о пол или когда мы швыряем эту тарелку в голову партнера.В «WASP-семьях» происходило все наоборот: сначала супруги накапливали агрессию, а потом выплескивали ее друг на друга. Исследователи ввели даже такое понятие, как «адресность». Когда мы злимся, мы можем выражать это с помощью разных жестов. Например, можно просто «потрясать руками», подняв их вверх (это безадресный, нейтральный способ выражения агрессии), а можно тыкать пальцем в грудь или в лицо партнера (это адресный способ выражения агрессии, который провоцирует ответную агрессию). Чем больше «адресных» телесных знаков агрессии (даже без прямого физического контакта), тем выше риск насилия.
  6. В тех семьях, где конфликт перерастал в физическое насилие (в том числе со смертельным исходом), неразрешенные конфликты существовали годами. Они повторялись много раз (как правило, из-за одних и тех же причин/поводов) и каждый раз оканчивались ничем. Супруги выплескивали агрессию друг на друга, после чего расползались каждый по своим углам «зализывать раны». Конструктивного диалога и каких-то разумных попыток устранить причины конфликта не было. Боль и обида только накапливались, пока не разрешались трагически. В «русских» семьях, после того как супруги «прокричались», «выпустили пар», они были в состоянии разумно обсудить причину конфликта и выработать какое-то общее решение. Даже если сил на обсуждение не оставалось, они достигали договоренности, где и когда (в более спокойной обстановке) они обязательно обсудят проблему и найдут решение. Поэтому, хотя частота ссор в «русских» семьях и «WASP-семьях» была одинаковой, причины конфликтов значительно отличались: в «русских» семьях они каждый раз были разными (и их устранение укрепляло и развивало отношения), а в «WASP-семьях» они оставались теми же (что усиливало кризис в отношениях и разрушало их).

Если вы хотите, чтобы семейные ссоры не разрушали ваши отношения, то во время конфликта:

  1. Обращайтесь по имени, не используйте прозвища.
  2. Не перекладывайте всю ответственность за конфликт на одного человека (причины всегда сложнее, и ответственность за их устранение должна быть совместной).
  3. Будьте объективны! Говорите о конкретных действиях или словах партнера, а не навешивайте «ярлычки» (обобщенные личностные характеристики).
  4. Следите за своими словами, используйте «спокойную» (эмоционально нейтральную) лексику.
  5. Решайте проблему «здесь и теперь» (а не углубляйтесь в воспоминания «про все плохое»).
  6. Уважайте собеседника, не используйте против него доверительную информацию, которая причиняет ему эмоциональную боль.
  7. Не стесняйтесь выплескивать эмоции, но делайте это «мимо» собеседника (без «адресных» жестов).
  8. Как бы ни разворачивался конфликт, имейте мудрость сделать следующий шаг – найти совместное решение о том, как устранить причину конфликта (или хотя бы договоритесь о том, когда вы сделаете это в самое ближайшее время).
Загрузка ...