ya-metrika

Старуха

Старуха (6)

Достаточно часто в клиентских историях сквозит тема смерти. Панические атаки, страх, что счастье ненадолго, страх потери близких, порой далекий от реальности и беспочвенный. Все это свидетельство страха смерти. О ней, о смерти.

 

 «Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смертьлюбовь; люта, как преисподняя, ревность».

Песнь песней Соломона

 

Гулкие шаги отражались о каменные стены. Женщина в красном плаще шла по коридору замка. Редкий свет дрожал в подсвечниках, редко разбросанных по стенам.

Старуха

Завернув за угол, женщина в красной накидке, достала связку с ключами. Выбрав один, она подошла к двери в еле освещенном углу.

Вдруг раздался какой-то шорох. Женщина оглянулась и съехавший  капюшон открыл ее лицо. На лицо падал редкий свет, что позволяло рассмотреть черты.

Черты ее лица нельзя было назвать ни мягкими, ни резкими. В целом лицо оставляло ощущение мягкости, но в нем угадывался характер, который выдавали очерченные брови и четкая линия подбородка.

Старуха (7)

Упавший на плечи капюшон, освободил мягкие светло-русые локоны.

Женщина, выбрав нужный ключ, повернула его в замке и открыла тяжелую дверь, которая издала скрипучий звук. Скрип тут же эхом полетел по коридору.

Женщина зашла в маленькую слабоосвещенную комнату и подошла окну в ее глубине. Напротив стоял тяжелый грубо срубленный деревянный стол.

Женщина села на стул, что был приставлен к столу и облокотившись локтями о поверхность стола, принялась ждать.

Сама ее поза свидетельствовала об ожидании, что подтверждал и устремленный на дверь, взгляд.

Женщина вздохнула, поправила огарок свечи на столе и снова оперлась лицом на локти.

Спустя несколько минут послышался еле уловимый шорох.

За дверью послышалось ворчание и бренчание металла.

Очевидно было, что кто-то пытается открыть дверь в комнатушку снаружи.

Женщина насторожилась и всмотрелась в темноту.

Дверь заскрипела и на пороге показалась сгорбленная фигура в черном плаще.

В трясущихся руках позвякивали ключи. Это была женщина очень немолодая, а попросту говоря старуха.

Старуха (8)

Седые пряди ее, небрежно падали на лицо, руки дрожали, а из под капюшона, подрагивая, то и дело, появлялся острый подбородок.

Старуха на минуту задержалась у дверей, а затем, шаркая ногами, повернулась к незнакомке, сидевшей за столом.

Женщина в красном напряглась.

Старуха устремила на нее свои бледные глаза, но они смотрели сквозь женщину куда-то вдаль.

Женщина вздрогнула телом, но лицо ее было спокойно, она слегка покашляла, чтобы привлечь к себе внимание.

Старуха словно вернулась откуда-то издалека и устремила свой взгляд на русоволосую женщину.

Старуха (9)

– Странно, видеть у себя гостей! Меня обычно не жалуют, когда я прихожу, и уж тем более меня не навещают! – прошамкала старуха.

Женщина еще раз кашлянула и начала:

– Я хотела увидеть тебя! Я тебя помню, но никогда не видела.

– Так, так – прошамкала бабка более отчетливо. И что же ты хочешь? Повидать меня?

– Да. Я хотела знать…

– Знать? Ты уверена? – по мере того, как старуха говорила, ее голос становился все отчетливее и ровнее.

Старуха пошарила клюкой по полу и села рядом с женщиной за стол, положив свою руку на женскую ладонь.

Ладонь была пронзительно холодной.

Женщина содрогнулась, но продолжила.

– Уверена!

– Ты – дура! – бросив клюку, закричала на нее бабка.

– Кажется, я тебя припоминаю – продолжила она. Я действительно наносила тебе визит, но в тебе было столько жизни, что я ушла. Не думаю, что такую упрямую может что-то сломить. У таких как ты всегда есть время.

Но если ты хочешь знать дату, то очень рискуешь! – предупредила старуха, погрозив пальцем.

Да, я хочу знать – продолжила женщина, – но не дату, а успею ли я все, что задумала?

– Мне это неведомо – ответила старуха. Все от тебя самой зависит!

– Ты знаешь, ты совсем не страшная вот так, рядом, даже какая-то родная! – сказала женщина, ласково глядя в лицо старухе.

– Верно говоришь – прошептала старуха. И готова спорить, помнишь, когда ты меня впервые почувствовала.

– Правда! – воскликнула женщина. Я помню!

Женщина закрыла глаза и услышала в памяти крик младенца и странным образом ощутила тепло, хотя от старухи веяло холодом.

– Я помню. – повторила она, открыв глаза.

– Ты пришла вместе с любовью! Мне было хорошо и ты была рядом.

Старуха лишь улыбнулась полубеззубым ртом.

– Потом ты исчезла. – продолжила женщина. И приходила, когда я сильно болела.

– Ну, вот видишь, сумасшедшая! Так что тебе понадобилось? Освежить память?

– Но почему ты и любовь рядом? Любви все ищут и ее ждут всю жизнь иногда, а тебя бояться и не торопят.

– Ты хотела знать? – подняв косматую бровь, вдруг еще раз спросила старуха.

– Нет. Не хочу. Мне это не нужно! – замахала женщина, собираясь к выходу. – У меня еще куча планов!

– Странные эти существа, женщины, когда уже знают, знать не хотят! – проворчала, сквозь смех, старуха.

– И чего ж притащилась тогда? – сверкнув глазом, спросила старая женщина.

– Скажи, почему, когда зародилась любовь, пришла и ты? Зачем? Для чего? – закрывая за собой дверь вопрошала женщина в красном.

– Такова жизнь! – услышала она уходя.

Это был ответ Смерти Любви.

Чего же мы боимся? Самой ли смерти? А может не смерть, как таковая, нас пугает, а смерть жизни, или смерть любви?

Жизнь конечна, любовь угасает, лишь смерть не умирает.

Люди бояться терять других людей, чувства, вещи, статус, но зачастую за страхом потери (смерти) скрывается страх жизни.

Старуха (10)

Telle est la vie!
Загрузка ...