ya-metrika

«Страшно, но я посмотрю». Зачем нам нужны фильмы ужасов

В каждом триллере есть темный подвал. Именно туда, неуверенно нащупывая ступеньки и судорожно хватаясь за перила, спускается герой. Вместо подвала может быть заброшенный чердак или темный лес, но сюжет повторяется: герою страшно, а он идет. Зритель принимает такое же решение: «страшно, но посмотрю».

Хоррор – жанр гостеприимный. Каких только сюжетов, населенных всевозможными видами зла, не рождает фантазия сценаристов. Но и тонкие психологические триллеры, и примитивные ужастики с ожившими бензопилами – все находит своего зрителя. Традиционно «страшное кино» привлекает гораздо больше зрительского внимания, чем легкая комедия или спокойная мелодрама.

Монстры и непредсказуемые психопаты, древнее зло, дремлющее на чердаке в бабушкиной корзинке, мстительные духи, печальные вампиры, кровь фонтаном и прочий натурализм. Что-то с нами не так, если мы по своей доброй воле на это смотрим? На самом деле – все «так».

Победители зла

Саше около тридцати, и она, при всей своей любви к кино, никогда не смотрела фильмы ужасов. Обходила стороной психологические триллеры. Любые киносюжеты даже с легким оттенком саспенса уже вгоняли ее в тоску. Кино всегда было для Саши способом отдыха и успокоения, а потому предпочитались обычно биографии, мелодрамы, фэнтези. Хеппи-энд не обязателен, но и страшилок не нужно.

Неожиданный поворот в Сашиных кинопредпочтениях произошел в тот момент, когда в гостях у друзей она случайно увидела по ТВ сериал «Сверхъестественное» (Supernatural). Сумрачное роуд-муви, непритязательные придорожные пейзажи, главные герои – молодые и симпатичные охотники за нечистью. Ездят парни по стране с благородной миссией – истреблять зло, принимающее разнообразные, но неизменно жуткие обличья.

Ужастиком Supernatural никак не назовешь, но на человека, который «страшное» не смотрит, мистическая сюжетная линия производит сильное впечатление. Саша смотрела серию за серией. По ее словам, это довольно странное времяпрепровождение неожиданно помогло справиться с повышенной тревожностью и беспокойством, которые она в последнее время испытывала.

Друзья подшучивали над этим увлечением, считая, что истинным поводом подсесть на сериал, как и для сотен других девушек, является невероятное обаяние кинематографичных «охотников». Саша, смеясь, кивала. Не каждому расскажешь, что тебя, словно ребенка, завораживает сюжет, в котором обычный человек ежедневно побеждает зло.

Подобные истории влекут нас постоянно. Начиная с совсем малышовых сказок и продолжаясь в эпосе, фэнтези, разного рода героических сюжетах. В «страшном» кино такая победа дает зрителю особую надежду. Надежду на то, что и его личный, потаенный страх – не всесилен. Что его тоже можно преодолеть и остаться при этом в живых.

Положить страх в «коробочку»

Собраться компанией и рассказывать страшные истории – что могло быть более захватывающим занятием в детстве. И ничего, что все эти жуткие сюжеты затерты до дыр, – всегда можно щедро добавить только что выдуманных леденящих душу деталей, а то и новую сюжетную линию на ходу сплести. Признание твоего авторского мастерства, а также несомненного дара рассказчика ясно читалось в расширенных зрачках и восторженном ужасе на лицах товарищей.

Если рассказывать страшные истории вам нравилось больше, чем слушать, то вы уже в детские годы знали ощущение победы над собственными страхами.

Устный рассказ, адресованный тем, кто тебя внимательно слушает, – уже в некоторой степени психотерапия. Рассказчик перестает бояться. Да и чего бояться, если в руках все сюжетные узлы, вязать которые можно всякий раз по-новому? Можно отправить монстра в клетку или превратить в котика. Можно сохранить жизнь главному герою, а можно и нет.

В психологии есть понятие «контейнирование». В общих чертах это способ придать границы бескрайнему, генерализованному переживанию, с которым человек в таком виде не в силах справиться. В случае со страхом – показать, что вместо всепоглощающей черной дыры есть нечто вполне конкретное и, возможно, совместимое с жизнью. И почти наверняка в реальности оно гораздо меньших размеров, чем кажется.

Страшная история, как и ужастик на экране, – удобный контейнер для страха. Все мы чего-то боимся. Кто-то думает об этом постоянно, кто-то прячет глубоко-глубоко, старается не извлекать на свет лишний раз. В любом случае этот страх выходит наружу, как только что-то о нем напоминает. Или – как только возникает безопасная возможность его пережить.

Положить в прозрачную коробочку и наблюдать за происходящим, точно зная, что тебя через закрытую крышку чудищам не достать. В какой-то момент действие можно поставить на паузу. Захочешь – выключить совсем. Ну а главное, ты волен выбирать сюжеты, в которых зло поведет себя тем или иным образом. И тогда происходящее в фильме становится проекцией того, чего боюсь лично я. Хотя по внешним признакам может не напоминать этого даже отдаленно.

Конечно, все это не значит, что любители триллеров целенаправленно и планомерно занимаются самотерапией собственных страхов – о подобных вещах вообще мало кто думает (по крайней мере, выбирая фильм для вечернего просмотра). В конце концов, страх не спрашивает человека, куда ему лучше спроецироваться. Но происходит так, как происходит: психика человека остается мудрой даже в несколько иррациональных своих проявлениях.

Бояться – можно

Стыдно бояться, стыдно. Взрослый человек должен быть стрессоустойчивым, это сегодня пишут во всех правилах приема на работу. Мы стараемся быть спокойными, уравновешенными, ну и бесстрашными по умолчанию. Каких сил, какого самообладания это порой требует! Да, есть ситуации, в которых можно говорить о своих страхах открыто, не боясь насмешки или осуждения. Обычно это подразумевает хорошие, доверительные отношения с кем-то из близких или работу с психотерапевтом. Правда, для кого-то такие ситуации большая редкость. Есть и люди, в жизни которых этого практически нет.

Но бояться абсолютно «безнаказанно», на всю катушку и при этом не выглядеть слабаком или истеричкой можно перед экраном телевизора. И даже в кинотеатре, где с большинством окружающих вас людей происходит то же самое. Просмотр страшного фильма – одна из тех редких ситуаций, где страх легализован. Боятся и переживают, в той или иной мере, все, иначе нет смысла смотреть такое кино. И даже если вы вскрикнете или заплачете, это не вызовет непонимания.

Счастливчик тот, кто вынесет способность проявлять свои чувства из кинозала в реальную жизнь. Иногда это просто необходимо – сказать вслух, что ты боишься, грустишь, сердишься. Научиться во взрослом возрасте этому не так уж просто. Тем более – научиться говорить именно о себе, не делая причиной своих переживаний собеседника. Но если получается – жить становится легче.

Значит ли это все, что нужно смотреть ужасы, даже если раньше они вам не нравились? Конечно, нет! Вряд ли полезным и исцеляющим может быть то, что вызывает отторжение.

Но важно помнить, что «коробочка» для страха может иметь разные формы. Славный парень Джо из американского сериала Friends, например, клал роман Кинга в морозилку, когда становилось слишком страшно. Смех смехом, но это как раз та ситуация, в которой человек что-то делает со своим напряжением – играя, шутя, немного впадая в детство. Кстати, страх не терпит несерьезности. Поэтому нужная «коробочка» порой находится каким-то совершенно несерьезным, а то и откровенно дурацким способом. У каждого она своя.

А в морозилке пусть у вас будет пломбир. Или что-то не менее приятное.

Загрузка ...