ya-metrika

Стыд и вина. Аспект “Я” и другой

Стыд и вина. Аспект "Я" и другой (2)

Шпаргалка для психолога.

Стыд и вина. Аспект «Я» и Другой

Во время терапевтического сеанса случаются ситуации, когда стыд сложно дифференцировать. Он приходит скорее ощущением, которое стремиться исчезнуть, чем- то мимолетным, что не поддаётся вербализация. Хорошо, если человек хорошо знаком со спектром чувств и может правильно определить свое переживание, но иногда это становиться невозможным или же преждевременным. В своей рецензии к статье Ж- М Робина «Стыд» Кен Эванс делает важное замечание. Стыд, который способен иметь выражение в фразах: «я не такой, мне нет места, мне хочется исчезнуть» и т д имеет в своём опыте возможность быть озвученным. Это значит, что этот опыт приобретался в довольно осознанном детском возрасте, когда ребёнок был уже способен говорить о своих переживаниях и имел способность называть свои чувства. Но в ситуации, когда ребёнок находится в довербальной фазе развития, когда его речь ещё не способна формировать конструкции, стыд остаётся на уровне телесного ощущения, которое заполняет его опыт. И тогда в ситуации терапевтической сессии терапевту крайне важно быть чувствительным к тому, что есть в пространстве ощущений, телесного опыта, чтобы помочь сделать подобный опыт осознаваемым для клиента.

В процессе сессии это может выглядеть приблизительно так: идет разговор, клиент рассказывает свой опыт или историю, терапевт вносит интервенцию, или реагирует определенным образом и тут начинает что-то происходить. На мгновение взгляд клиента может стать крайне пристальным и в то же время на уровне ощущений появляется дистанция, словно этот пристальный взгляд контрастирует с ощущением увеличившейся дистанции. В это время терапевтом может ощущаться что-то исчезающее – человек напротив очень пристально посмотрел, рассматривая подтверждение или опровержение каким-то своим мыслям. Словно что-то интенсивное всплыло и тут же исчезло. Потом все становиться на место, клиент может продолжать дальше , словно ничего не изменилось. Важно попытаться это мгновение не оставить без внимания. Как правило, в отзыве мы можем услышать, что стало как-то не ловко, не уютно и это ощущение было привычно проигнорированно. Позволив себе остаться с интересом к мгновенной неловкости можно обнаружить, что она имеет очень схожие проявления со стыдом, хотя и имеет низкий уровень интенсивности.

Часто путаются между собой чувства стыда и вины. Они оба используются в процессе воспитания как регуляторы возбуждения и изначально служат тому, чтобы придать воспитуемому человеку социально приемлемую форму. Формулировки из зоны стыда звучат примерно так: « тебе должно быть стыдно, ах ты бесстыжий, у тебя ни стыда ни совести» и что- то в подобном роде. Они все имеют тенденцию к тому, что другого в контакте нет, а ты, такой как есть представляешь собой что- то, что плохо.

В формулировках из зоны вины другой присутствует. Но таким образом, что «я» такой как есть причиняю другому неудобство или боль. Слово «вина», или «виноват» в винящем контексте присутствуют не часто. Как правило, послание указывает, что наш поступок причинил вред другому, а чувство вины является следствием. И очень часто начинает влиять на винящегося деструктивным образом. Фриц Перлз в своей книге «Практикум по гештальт-терапии» говорит что вина- это чувство, которое мы испытываем, если нарушается слияние с другим. И если альянс со значимым лицом не выстроен, то потеря слияния может грозить одиночеством.

Итак: в стыде и в вине есть Другой. Но качество присутствия этого Другого совершенно разные. В чувстве стыда Другой словно невидим и в то же время является интенсивно присутствующим, указывающим на дефект, недостаточность и т д. Условно я бы разместила эффект стыда в конструкцию типа: « Со мною все ок, а вот ты… и ряд уничижающих характеристик.

В чувстве вины присутствие Другого совершенно иное. Это присутствие на равных – есть «Я» и есть Другой, но то, каким образом мое «Я» присутствует для другого, является для него крайне неподходящим и в связи с этим «Я» чувствую вину.

 

Но в зависимости от того, какое чувство будет дифференцированно, будет зависеть дальнейшая работа терапевта. Стыд предполагает работу с глубинными переживаниями идентичности и построения связи, а вина предполагает ракурс рассмотрения взаимоотношений в поступке.

Традиционно вину связывают с действием, а стыд с бытием, идентичностью, ощущением себя в мире.

Фюр и Греммлер- Фюр видят различия в зоне ценностей. Где есть вина- там затронуты ценности из таких категорий, как: правильно- неправильно, добро- зло с параллельным страхом наказания, а стыд затрагивает ценности принадлежности и правоты, как точки зрения; чего-то, что является частью идентичности.

Вина касается поступка и того, что человек сделал или не сделал, в то время как стыд касается краха в отношении себя. Вину можно искупить- кровью, деньгами, штрафом, заключением, в то время как стыд остаётся не искупаемым.

 

Загрузка ...