ya-metrika

Телезомби

Антуан Сент-Экзюпери писал, что любовь — это не тогда, когда влюбленные смотрят друг другу в глаза, а когда они смотрят в одну сторону. Осмелюсь добавить: в той стороне теперь обычно стоит телевизор. Особенно печально, что все чаще так выглядит и любовь родителей к ребенку.

Когда говорят о вреде телевидения, обычно речь идет в основном о содержании программ. А вот если убрать все плохие, а оставить только хорошие, то никакого вреда от телевизора не было бы. Это не совсем так. У телевидения есть множество хитрых психофизиологических эффектов, не зависящих от того, что показывают по ящику. И особенно сильно они сказываются на детях, потому как современная семья обычно заводит телевизор гораздо раньше ребенка, а потом частенько оставляет второго на попечении первого.

ДВИЖЕНИЕ

Первые годы ребенок учится обращаться с собой: от движения глаз и конечностей до тонкой моторики и артикуляции. Ему нужно двигаться, хватать, вертеть в руках, пробовать на зуб, чувствовать запах, вкус, текстуру, следить глазами — свое окружение ребенок воспринимает всем существом, взрослому подобная цельность восприятия и не снилась.

Нынешние условия — тесные квартиры, долгое сидение в транспорте и постоянные требования родителей не мешать и вести себя спокойно и без того серьезно ограничивают игровое пространство, а следовательно, и возможность развития для большинства детей.

А если ребенка еще и периодически «паркуют» перед телевизором, то дело принимает катастрофический оборот.

В детском развитии есть определенные «окна» — периоды, за которые ребенок должен освоить конкретные задачи развития, овладеть некоторыми навыками. Если этого не произошло, то «окна закрываются» и упущенное в эти годы наверстать почти невозможно.

Первая и решающая стадия развития мозга заканчивается в три года. Если на этом этапе диапазон возможных действий ребенка был ограничен, то многие связи в мозгу просто не образуются и его объем остается на 25 — 30% меньшим.

До четырех лет малыш должен успеть освоить способность стоять прямо, ходить и координировать движения рук. Если этого не произошло, то до 10-летнего возраста еще можно развить моторику с помощью специальных упражнений, потом эта возможность исчезает. Тонкая моторика, управляющая глазной мускулатурой, полностью развивается годам к девяти. Ситуация, в которой глаз один раз сфокусировался на определенном расстоянии и больше не движется (как происходит во время телепросмотра), очевидно, развитию этих функций не способствует.

ОБЩЕНИЕ

В среднем на просмотр ТВ мы тратим больше времени, чем на любую другую деятельность, за исключением сна и работы. И делаем мы это в тишине. А еще очень хотим, чтобы дети в это время тоже молчали.

И они молчат. Молчат, когда родители смотрят телевизор, потом молчат, пока смотрят его сами… В Европе уже больше четверти детей страдают речевыми расстройствами разной тяжести — от нарушений артикуляции до недостаточного понимания речи. В 80-х таких детей было только 4%.

Обучение речи — не пассивный, а интерактивный процесс, и то, что ребенок слышит речь по телевизору, не поможет научиться разговаривать самому. Многим нынешним первоклассникам очень сложно пересказать даже элементарный текст, они с трудом понимают инструкции и выполняют их, очень часто не могут связно рассказать, что они только что сделали. Им сложно общаться, строить отношения. А без глубокого общения дружба оказывается лишь поверхностной, да и в семьях родители часто не говорят даже друг с другом. И вот ребенок снова в одиночестве, у экрана.

Современная молодежь — поколение телезомби, проклятых безмолвием. Старших ужасает их манера говорить — скудный словарный запас, ограниченный набор грамматических конструкций, короткие предложения, минимум прилагательных. Во многих британских школах уже запущены аварийные «программы спасения речи»: первоклассников учат здороваться и спрашивать дорогу.

ПИЩЕВЫЕ ПРИВЫЧКИ

В этом состоянии «сна наяву» пребывает не только сознание, но и весь организм телезрителя. А потому не кажутся неожиданными результаты, полученные Лизой и Робертом Клесгесами в 1992 году. Они сравнили, сколько расходует калорий человек, лежащий в удобной позе, и сколько он же в той же позе, но перед телевизором. Оказалось, на 14% меньше.

Но это далеко не единственная причина свирепствующей среди телезрителей эпидемии ожирения. Еще одна — пресловутый эффект собаки Павлова: ребенок, которого с детства пичкают манной кашей перед телевизором, очень быстро увязывает ТВ и привычку поглощать пищу вне зависимости от своего желания. Или то, что значительная часть рекламы, рассчитанной на детей, — это реклама пищевых продуктов.

Ну и конечно же, часы у телевизора — это время, отнятое у активных игр. Поэтому вас не должно удивить, что существует очень четкая корреляция между временем у телевизора и количеством лишних килограммов.

СТРЕСС

Что-то, что нас заинтересовало, мы можем рассматривать очень долго, но если ничего не привлекло наше внимание, то взгляд через несколько секунд — обычно от двух до шести — переходит на другой объект. Примерно столько проходит между переключением вида камеры в большинстве телепередач и современных фильмов. Если сцена длится значительно дольше, то внимание начинает уплывать. Именно поэтому многим людям сложно смотреть старые фильмы: там камера может оставаться неподвижной и по полминуты, а значит, внимание нужно активно удерживать. А с этим у бывалых зрителей обычно большие проблемы.

А потому телережиссура имитирует естественное блуждание спокойного взгляда, а зритель принимает это внешнее управление за собственную активность и потому пребывает в иллюзии ясного сознания.

Но тут возникает так называемый эффект дефицита в полсекунды. В реальной жизни у человека есть в запасе некоторое, пусть даже очень маленькое, время между ожиданием события и его наступлением.

Даже в опасной ситуации на дороге у водителя есть минимум полсекунды, чтобы распознать опасность и подготовиться к ней. У телезрителя даже этого времени нет. Как правило, он не может предвидеть, каким будет следующий кадр и настроиться на его восприятие, подключить свой предыдущий опыт, знание о мире и о том, что можно от него ждать. А это отбрасывает зрителя в состояние младенчества, когда этого опыта еще не было.

Конечно, совсем не сложно предусмотреть такое время на адаптацию, как в старых фильмах, когда сцена постепенно затемнялась, переходя в следующую. Но кому это выгодно? Ведь неожиданности возбуждают внимание, а значит, не позволяют оторваться от телевизора.

Но любая неожиданная смена ситуации — и в кровь выбрасывается кортизол и адреналин — вот мы уже готовы бежать или сражаться. А вместо этого продолжаем спокойно сидеть в кресле. Этот механизм мобилизации тела был разработан природой для исключительных случаев, а тут такой случай происходит раз в несколько секунд. Естественно, организм постепенно перенасыщается этими гормонами, а потому постоянно находится в состоянии подпорогового стресса. А о том, сколько болезней от стресса, вы, несомненно, знаете и сами.

ТРЕВОЖНОСТЬ

Мало кто станет смотреть по телевизору то, что можно увидеть где угодно, а потому нам стараются такого и не показывать. Нам обязательно предложат что-нибудь эдакое, причем чуть более эдакое, чем на соседнем канале, — иначе мы просто переключим программу.

А потому нам показывают очень необычные вещи — стихийные бедствия, насилие, войны, катастрофы, но показывают в таких количествах, что мы начинаем воспринимать их как вполне обыденные явления. Исключения предстают как правила, и телезритель постепенно приходит к вере, что он живет во враждебном и опасном мире.

Английские психологи как-то сравнили уровень смертности реальных людей и героев английских сериалов. Оказалось, что мор среди персонажей (даже мыльных опер, а уж тем более криминальных сериалов) за тот же период сюжетного времени, раз в сто выше, чем реальная смертность.

Поэтому неудивительно, что в ходе опроса на тему «Какова вероятность того, что вы станете жертвой нападения в течение следующей недели?» люди, которые проводят у ТВ более четырех часов в сутки, называли вероятность до 50%. Это все взрослые, у которых должна бы присутствовать некоторая критичность.

А у детей ее и быть-то не должно — они принимают за чистую монету все, что видят на экране. Первая история, привлекшая к этому факту внимание общественности, произошла еще в далеком 1969-м. Мальчик выдавил брату глаз, пытаясь повторить гэг из комедийного шоу. «Когда так делают в телевизоре, никому не бывает больно», — объяснял потом он. Сейчас подобными случаями никого уже не удивишь.

ЧТО ДЕЛАТЬ

Подозреваю, что ответ вам может не понравиться: начните с себя. Родители — основная ролевая модель для ребенка, и если вы часами сидите перед телевизором, то велика вероятность, что их чадо будет делать то же самое.

Общайтесь с ним. Если даже вы пропустите серию любимого сериала, вам все равно перескажут на работе подруги. А вот упустив какой-то важный момент в развитии сына или дочери, вы уже никогда не сможете к нему вернуться — такие вещи не повторяют воскресным утром.

Смотрите телевизор вместе, а потом обязательно обсуждайте, объясняйте, отвечайте на вопросы. Дошкольники большей частью не могут увязать начало и конец передачи, не всегда видят связь между событием и реакцией на него и не схватывают очевидных для нас метафор (пересказывая мультик, в котором Купидон пустил в героя стрелу, ребенок назвал его «тип, который застрелил негра»). Ваша задача — помочь ребенку понять увиденное.

Если ребенок совсем маленький, постарайтесь свести к минимуму его общение с телевизором. Даже несмотря на то, что в кои-то веки он наконец сидит спокойно. А вернее, именно поэтому. И уж тем более не предлагайте телевизор как замену себя — это может войти в привычку, и тогда, чувствуя потребность в человеческом тепле и контакте, он будет тянуться к пульту.

Выясните, осталось ли у ребенка желание чему-нибудь научиться, записаться в какой-то кружок, завести хобби, и поддержите его в этом начинании.

Не используйте телевизор в качестве вознаграждения («Будешь вести себя хорошо — разрешим мультики посмотреть»), лучше, наоборот, подчеркните ущербность такого времяпрепровождения («Я сейчас не могу играть с тобой. Ты мог бы поиграть с сестренкой, но ты с ней поссорился — вот и смотри теперь телик»).

Чаще гуляйте, а лучше куда-то выезжайте всей семьей. Природа — отличное противоядие от всяких медиавоздействий. А когда вы прекратите «смотреть в одну сторону» и глянете наконец друг на друга, то обнаружите, что вам все еще есть о чем поговорить.

Играйте со своим ребенком, проводите с ним время. Ведь детская телемания — это в первую очередь болезнь одиночества и брошенности.

Загрузка ...