ya-metrika

Темная сторона внутреннего ребенка

3

Мне всегда нравилась идея Э. Берна про внутреннего ребенка, внутреннего родителя и взрослого. Посвящено немало книг этим троим субъектам.

На практике оказалось, что эта концепция легко ложится на те проблемы, с которыми сталкиваются клиенты. Сразу видно из какой позиции клиент вещает, откуда у истории растут ноги, как она появилась. На что обижен ребенок, что ему не хватало в детстве, как реагировали на неудовлетворенные потребности родители, в каком состоянии внутренний взрослый и какое право голоса он вообще имеет. Видно, как живет клиент, вращаясь в этих трех фигурах. Исходя из того понятно, какие сценарии уже не работают, но используются, как клиент вообще обращается с собой и окружающими. Много чего еще понятно. А в процессе работы понимание приходит не только к терапевту, но и к клиенту.

И у каждого клиента своя история разворачивается между этими тремя субъектами.

Вот только где-то внутри меня, как специалиста, жила себе мысль про то, что гармоничный человек – он целостный. Он не подразделен на субъекты. Потому что субъекты – это диссоциация. А диссоциация подразумевает отдельное функционирование, иначе зачем делить. Т.е. когда клиент вещает из позиции ребенка, две остальные – в тени. Вот она – не целостность.

Тогда встает вопрос – А к чему же мы идем в терапевтической работе?

Долгое время я предполагала, что ребенка нужно исцелить, увидеть его нужды, признать их, оплакать потери. Родитель в идеале должен перестать быть карающим, критикующим, наказывающим, а стать оберегающим, поддерживающим, направляющим. И взрослый – который просто спокойно смотрит как эти двое живут в любви и согласии и периодически окидывает все взглядом со стороны.

Вот и масса вебинаров и тренингов говорят про тоже – Исцели внутреннего ребенка и будет тебе счастье!

И тут недавно я ознакомилась с трудами американского психолога Стивена Волински, к тому же еще и физика. Он рассказывает про то, как детские решения мешают нам потом во взрослой жизни. Как они действуют автоматически. И как мы вырастаем из этих решений. Мысль, которая так или иначе, прослеживается во многих трудах многих психологов. Эти состояния, в которых мы реагируем как в детстве он называет трансами. Например, привыкли любовь добывать хорошим поведением вот всю жизнь и стараемся быть «хорошими». И на работе, и дома. Везде. И сами уже страдаем от собственной хорошести. Потому что «нет» говорим с трудом и отстаиваем собственные интересы тоже с трудом. Какая уж тут гармоничная личность, если фокус смещен с себя на людей вокруг. Вот Волински такие состояния и называет трансами. Детские, мешающие нам во взрослой жизни, запускающиеся автоматически.

Но феноменальной и революционной для меня стала мысль – что вот эти самые трансы – это и есть темная сторона внутреннего ребенка. Мы являемся создателями этого внутреннего травмированного ребенка, и поддерживаем его, пытаясь исцелить.

Пересказывать всю книгу не буду. Заинтересовавшиеся, почитают.

Стивен Волински читал свои лекции психотерапевтам и спрашивал их: «Удалось ли кому исцелить внутреннего ребенка? Или он помог это сделать клиенту?». Ответ был – отрицательный.

С. Волински призывает работать с этими трансами. Исцелять не внутреннего ребенка, а всего клиента. Призывает к целостности. Что мне очень отзывается.

Он снимает ореол безмятежности, радостности, подлинности с фигуры внутреннего ребенка.

Он говорит о решениях, которые были приняты в детстве и которые ничего кроме проблем не приносят нам во взрослой жизни. Он говорит о том, что внутреннего ребенка не надо лечить. Его нужно оставить в прошлом, а жить сейчас в настоящем гармоничному взрослому – радостно и из своего центра подлинности.

Его взгляд не отменяет и не опровергает ничего традиционного. Но вот фокус он дает другой. И смыслы от этого тоже другие.

 И запрос клиентки – Похоронить прошлое – не звучит уже так несбыточно. А в свете такого взгляда, так вообще – звучит революционно и вызывающе.

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...