ya-metrika

Транзакции по Э.Берну в отечественном кинематографе

Транзакции по Э.Берну в отечественном кинематографе (2)

 Про транзактный анализ не слышал только ленивый. Данным термином американский психиатр Эрик Берн обозначил процесс взаимодействия между участниками общения. В основе этой системы лежит положение о трёх составляющих «Я» каждой личности: Я – Родитель, Я – Взрослый и Я – Ребёнок (Дитя). В жизни мы постоянно переключаемся между этими тремя состояниями, в зависимости от обстоятельств. 

Формируются они в процессе контакта ребёнка с родителями, когда он получает от них модели поведения и усваивает нормы и правила. 

В идеале все три Я-состояния должны находиться в равновесии, чтобы наилучшим образом проявляться в различных ситуациях общения. В реальности одно из состояний проявляется чаще всего, являясь наиболее устойчивым. 

Состояние Я «Родитель»

Для него характерны: критичное, оценочное поведение по отношению к другим, поучительный тон в высказываниях и замечаниях. «Родитель» дает советы, указывает и наставляет, но в то же время готов помочь и защитить. 

Состояние Я «Взрослый» 

Можно сказать, что это условно идеальное состояние. Для него характерны: ответственность, рассудительность, самокритика, честность и эмпатия. «Взрослый» самодостаточен и самостоятелен. 

Состояние Я «Ребёнок» 

Для этого состояния характерны: эмоциональность, капризы, некритичность к себе, хвастливость, самонадеянность. 

В фильме «Опасный возраст» наглядно продемонстрировано, как застревание в одном из состояний ведёт к непониманию в процессе общения. 

Героиня Алисы Фрейндлих – эмоциональная Лилия Родимцева – практически на протяжении всего фильма не выходит из состояния «Ребёнка». Я хочу, я не могу, я не буду – типичные фразы, используемые в этой роли. Её супруг Наркис, напротив, рассудительный и уравновешенный, находится в состоянии «Взрослого». 

В эпизоде №1 представлена сцена в суде. Родимцев варьирует между состояниями «Взрослого» и «Родителя», беря на себя ответственность за измену и удовлетворяя тем самым каприз «Ребёнка» в желании немедленного развода. 

Эпизод №2 

Действующие лица:

Наркис Михайлович Родимцев (бывший супруг)

Лилия Ивановна Родимцева (бывшая супруга)

Дмитрий Родимцев (действующий сын бывших супругов) 

Как я уже упоминала, в жизни мы постоянно переключаемся между состояниями Взрослого, Ребёнка и Родителя, в зависимости от обстоятельств. 

Лилия Ивановна в основном находится в состоянии «Ребёнка». Ключевыми показателями, маркерами этого состояния являются: уход от ответственности («я в домике»), импульсивность поведения, вызванная неумением контролировать свои желания, капризы (малообоснованные желания или прихоти) и пр. «Я не хочу жить с ним под одной крышей», «Я хочу, наконец, покоя» – глагол хочу/ не хочу красной нитью пронизывает почти все ремарки героини на протяжении всего фильма. 

В представленном эпизоде мы наблюдаем молниеносный переход из «Ребёнка» в «Родителя» и обратно. Начиная диалог из «детского» состояния, Родимцева моментально занимает позицию поучающего, критикующего «Родителя», вынуждая Наркиса оправдываться.

Продолжая находиться в «родительской» позиции, Лилия Ивановна начинает беседу с сыном. Но услышав неприятные для себя, а точнее, для своего Эго слова, вновь скатывается в «Ребёнка». К тому же, Лилия Ивановна обладает весьма неплохими навыками манипулятора. 

Поэтому, на каком-то этапе, в общении между супругами возникло тяготеющее непонимание, в конце концов повлиявшее на решение развестись. Наркис, не смог, не пытался или не хотел дотянуть Лилию до уровня «Взрослого», хотя с его стороны общение носило более конструктивный характер. Он позволял супруге (иногда в ущерб себе) занимать позицию «Ребёнка», удовлетворяя её капризы с позиции «Родителя», и наоборот – принимал на себя роль «Ребёнка», позволяя ей существовать в «Родителе». Но состоянием «Взрослого» пользовался мало. А Лилия, в свою очередь не хотела соучавствовать во взаимном «взрослении». 

Эпизод №3 

Действующие лица: 

Наркис Михайлович Родимцев (бывший супруг)

Лилия Ивановна Родимцева (бывшая супруга)

Иван Христофорович (тесть) 

Несмотря на то, что глава семейства Наркис Михайлович периодически находился в состоянии «Родителя» – общение с супругой, пребывавшей в, казалось бы, подходящем состоянии «Ребёнка» оставалось затруднительным. Почему? 

Обратите внимание на отца Лилии Ивановны. Это властный, решительный мужчина, морской волк, закалённый солёными морскими ветрами, не склонный к сантиментам. Логично предположить, что, проводя основную часть семейной жизни в рейсах, он был дома редким гостем. По возвращении домой навёрстывал упущенное общение с дочкой. Скорее всего, именно в такие моменты Лилия научилась манипулировать. Желая получить желаемое, она занимала позицию обиженного «Ребёнка», которого надолго оставили одного, сопровождая своё поведение слезами, истериками, обвинениями. Вынести всё это скупая на эмоции морская душа не могла, поэтому отец выбирал наименее затратный (с его точки зрения) путь – путь удовлетворения капризов. Если бы капризы не удовлетворялись, то такая модель поведения вряд ли закрепилась.

Именно таким: решительным, сильным, и одновременно исполняющим желания должен быть настоящий мужчина-Родитель, по мнению юной Лилии. Мужчина-Родитель в исполнении Наркиса – совершенно другой. Хотя у истории нет сослагательного наклонения, но если бы… на все обвинения и истерики супруги, Наркис шёл бы  на попятную, позволяя ей добиваться цели, то Лилию бы это вполне устраивало. Но Родимцев, как мы видим из фильма, в такие моменты принимал позицию разумного разъясняющего «Взрослого» и пытался втолковывать жене очевидное.

В итоге ни тот, ни другой не смогли существовать в непривычных для себя ролях, что и привело к разводу.

Александрия Садофьева, гипнотерапевт

В статье использованы отрывки из к/ф “Опасный возраст”, режиссер А.Прошкин

 

 

 

 

Загрузка ...