ya-metrika

Третьим будешь? Часть 2

Продолжаю тему о треугольниках в отношениях, её я начала несколько постов назад, название совпадает, можно ознакомиться. В данном тексте речь пойдёт о том, как родитель втягивает в свои отношения с младшим ребёнком старшего, для стабилизации ситуации.

Берём детей, старше 3 лет. Не знаю нужна ли обозначать возраст для лучшего понимания, не хочу задавать рамки, но может быть у кого-то возникнет вопрос в этом, это могут быть  любые варианты возраста детей:  младшему 4 и старшему 10 лет, 5 и 13 лет, 7 и 16 лет и так далее. Взрослых детей тут не берём.

Третьим будешь Часть 2

Например, это может выглядеть так, возьму какую-то стандартную схему. Это собирательный образ, сложенный из схожих ситуаций. Мама общается с подругой, которая пришла к ней в гости. Младшая девочка играет со своими игрушками в другой комнате. Старший сын занят своими делами в комнате за компьютером. Девочке периодически что-то нужно от мамы, на постоянной основе. Она приходит, сбивает налаженный разговор двух женщин, учитывая, что ничего экстренного с ней не случается. Она играет, ей становится скучно или новая затея пришла в голову (что само по себе прекрасно) и ей немедленно нужно участие мамы. Двум женщинам разговаривать, конечно, затруднительно. Мама постоянно переключается на дочку, давая немедленно ей своё полное участие по каждой мелочи. Так длится долгий отрезок время, а затем, в какой-то момент девочка начинает плакать “демонстративными” слезами, желая получить своё и больше внимания.  Внутреннее напряжение берёт над мамой верх, мама делает попытку как-то договориться с дочкой, но так как привычная схема развития событий предполагает иное окончание, то плачь продолжается и будет продолжаться до тех пор, пока девочка не получит “своё”. “Своё” в данный момент – это некое “бонусное утешение”, так как просто внимания мамы уже не достаточно – нужны мультики на компьютере. Но компьютер занят сыном.

Вот в этой точке и наступает ключевой момент. Тут можно напрямую вступить в открытое взаимодействие с младшим ребёнком (что я имею ввиду, опишу дальше), а можно вовлечь старшего ребёнка и “за его счёт” снять напряжение и “разрешить” ситуацию (разъяснение ниже).   

Прибегаем ко второму сценарию, так как текст призван раскрыть тему треугольника. Мама напряжённым голосом просит сына уступить компьютер, чтобы снять “истерику” девочки. При том тон звучит так, что он обязан это сделать и “просьба” перерастает в требование. Старший ребёнок, конечно, делает попытки пояснить, что он играет, что его время сейчас, но напряжение растёт. Девочка плачет, мама в сильно напряжённом состоянии, голос повышается всё больше и больше. Требование перерастает в обвинение в том, что он и так очень много времени проводит за компьютером. Может прозвучать аргумент, что она младше и он должен это учесть. В общем шанса у парня отвертеться нету. Иначе будет скандал. А давление продолжается. Он уступает, девочка успокаивается, мама тоже. Ситуация “разрешена”. И в следующий раз всё повториться по этому же сценарию.

Мой текст не призван сказать что хорошо, а что плохо или сказать как правильно делать, а как нет. Скорее для меня важно исходить из понимания “Каких отношений я хочу со своими детьми” и от этого отталкиваться в выборе своего поведения.

Если я хочу отношений, где мне важно остаться правдивой с собой и с детьми, чтобы не было ущерба ни мне ни им (по возможности), чтобы было максимально хорошо каждому, чтобы отношения базировались на открытости без манипуляции и без ложных механизмов, если мне важно организовывать отношения ежедневно так, чтобы они развивались, а не стояли на месте и повторялись по одному и тому же сценарию, и чтобы в каждой отдельной ситуации, дать лучшее себе и своим детям или ребёнку, то, конечно, лучше искать прямые пути взаимодействия с каждым ребёнком, где не будет решение ситуации с одним ребёнком за счёт другого. Да, это трудно порой и не всегда хватает терпения, сил и понимания. Но это одно из лучшего, что мы можем сделать для себя и наших детей.

В вышеописанной ситуации всё изначально идёт по сложному и неудобному пути, в моём понимании. Начать можно с того, чтобы сообщить либо дочке, что я хочу уделить время подруге, либо подруге, что она пришла не вовремя. Маме сложно это осуществить и она хочет объединить в одно и подругу и дочку. Вместо прямого обращения к дочке или к подруге, рассеивается в своём внимании, пока ситуация не принимает максимально неудобное положение для неё самой.  Когда она сама начинает нервничать.

 У мам часто есть установки внутри, что их время максимально принадлежит детям (мы сейчас не говорим о младенцах, хотя и там не все 24 часа принадлежат ребёнку). Что все их действия должны быть строго согласованы с интересами детей, а свои дела второстепенны или вообще задвинуты. Что если ребёнку сказать (учитывая, что он в благополучии и ничего экстренного не случилось), что мама занята и подойдет позже, когда доделает своё какое-либо дело, договорит по телефону или закончит разговор с пришедшей в гости подругой, то случится что-то страшное. Что если не дать внимание ребёнку по каждому требованию, то он разрушится как-то. Что если попросить его заняться своими делами, поиграть, пока мама занята своими, то что-то рухнет.  

Нет, не разрушится и не рухнет. Если вы даёте своё внимание детям, проводите с ними совместное время, заботитесь о них, то это нормально, что дети знают и понимают, что у их мамы тоже есть свои интересы, своё время, своё пространство – это нормально, правильно и здорово, что у неё есть свои желания, свои дела, которыми она хочет заниматься, которые она любит. Иногда мамы вместо сообщения ребёнку, что она занята или, что ей нужно что-то важное сейчас сделать, спрашивают разрешение у своего ребёнка на это. Выглядит это как “неправильная игра”. Никакой пользы это не несёт ни одной ни другой стороне. Не может вагон давать разрешение локомотиву ехать.  

Если Вы узнаёте вдруг себя, то ответьте себе на вопрос: чего Вы боитесь, что страшного случиться, если Вы скажете своему ребёнку, что Вы хотите сейчас поговорить с подругой, что Вы заняты или что Вам нужно немножко отдохнуть, или приготовить блинчики, и что Вы не можете сейчас уделить ему время, а позже, когда закончите, сможете? Какие мысли идут у Вас? Какие страхи появляются? Или ответьте на вопрос почему нельзя говорить этого своему ребёнку?

 Это и есть прямо вступать в отношения с ребёнком. Вы ведёте прямой и открытый диалог, говорите правду о себе, о своих желаниях с любовью и теплом в сердце к нему, рассказываете, что Вы хотите сейчас именно это, что у Вас есть интересы, что сейчас Вам важно заниматься этим. А откуда Ваш ребёнок ещё узнает информацию о Вас? Только от Вас.

Далее, плачь ребёнка, который случился в данной истории. В слезах ребёнка в повседневной жизни нет ничего страшного. Иногда мамы относятся к плачу, как к чему-то, что смерти подобно. Это одни из способов для ребёнка, проживания своей детской жизни, один из “инструментов” выразить себя. Это могут быть слёзы “требование”, “печаль”, “манипуляция”, “горечь”, “боль”, “невозможность  выразить себя словами, чтобы быть понятным” … как угодно. В этот момент не нужно пугаться и бежать за “пряниками” или организовывать весь мир вокруг, чтобы остановить слёзы. Иногда достаточно обнять и всё закончиться, иногда что-то сказать ещё, иногда отвлечь, иногда проговорить, что я вижу, что ты расстроен, утешить. Но пугаться и “приглашать” играть в колесницу всем семейным не обязательно. Напомню, что и у взрослых плачь – это тоже один из способов проживания жизни в какие-то моменты. Это нормально.  

В данной ситуации изначально мама сталкивается внутри себя с невозможностью проговорить девочке какие-то слова, чаще всего- это какие-то страхи (она их может даже не осознавать), либо считает верным для себя те установки которым следует. Отдаёт главенство девочке. И когда сама путается в своих пониманиях, прибегает к помощи третьего человека – старшего ребёнка. Отношения с девочкой строятся не прямым способом, но это маме трудно заметить и столкнутся с этим лицом к лицу, потому что есть старший ребёнок. И в пиковый момент у мамы неосознанно есть “инструмент”, который является снятием напряжения во взаимодействии с дочкой. И вместо того, чтобы пойти на прямую в контакт с девочкой и с собой, маме нужно включить третьего и проконтролировать его действия, и повлиять на них в пользу девочки. Что тоже не является прямым взаимодействием. Тогда напряжение с отношений мама – дочка снимется. Оно, конечно,  перейдёт в отношения мама – сын. Но этого не будет так заметно, потому что у каждого своя роль. Старшему ребёнку в данной ситуации, “как бы” вменяется роль виноватого, отвечающего за последствия развития данной напряжённой ситуации. И так как накал уже пришёл к нему, хотя он не имеет к этому никакого отношения, то ему уже становится “как бы выгодно” самому взять эту роль, чтобы снять это пришедшее напряжение с себя. А сделать это можно только одним способом – выполнить требования мамы. Так как в глубине души он знает, что какими бы ни были последствия накала – мама ему потом “объяснит”, что он виноват в них, потому что не смог сделать простых действия. И девочка видит, что благодаря её “демонстративным слезам”, мамы “подвинет” сына и она получит желаемое. Вместо навыка, что у каждого есть свои границы и с ними нужно считаться.  И никто из троих тут не остаётся в “выигрыше”.  

Третьим будешь? Часть 2 (2)

Получается, что третий человек, в данном случае старший ребёнок, делает работу за маму. И всё это происходит неосознанно. И ведёт отношения по механизму, а не в развитие. Когда отношения попадают в механизм, сценарий, то из них уходит возможность видеть друг друга истинных и говорить прямо, быть искренними и открытыми. Хотя иногда дети начинают со временем  видеть суть механизма и понимать, что их родитель в механизме, и не может из него выйти. Это приводит к нарушению хода отношений с одной стороны – ребёнок становится сильнее своего родителя, а с другой стороны ведёт к сильному и глубокому развитию ребёнка, но лишает очень близкого  и открытого контакта с родителем (если последний остаётся в механизме и не способен его увидеть).

Что может побуждать родителя включать второго ребёнка в общение, создавая треугольник:

* Объединение двух детей в единый организм, забывая, что это два отдельных человека. Вспомните фразы: “От вас не дождёшься…”, “Вы не можете оценить, то, что я для вас делаю…”, “Почему Вам нужно повторять одно и то же по нескольку раз…” Это может быть такое обращение к одному из детей, через обобщение его со всеми детьми семьи,  или обращение к обоим (или ко всем сразу, если детей больше), когда конфликт с одним ребёнком, и тогда вроде как каждый отвечает за поведение другого. Это порождает мешанину в душе и голове детей, запускает нездоровые механизмы, да и вызывает недоверие к родителям.    

* Убеждение, что старший ребёнок обязан помогать в воспитании младшего.

* Когда отношения с каждым из детей в отдельности в чём-то не простроены, тогда идёт достройка через включение третьего в отношения.

* Когда есть какие-то убеждения, установки, догмы, которым родитель следует в воспитании детей, не проверив, пригодны ли они для него самого, подходят ли они лично ему. Это создаёт путаницу внутри самого родителя и порождает внутренний конфликт, что не даёт вести общение напрямую.    

Подытожу: на мой взгляд важно понимать какого общения мы хотим с детьми и с другими людьми и каких отношений. Что я точно понимаю, что мне лично не нравится быть третьей в чьих-то отношениях. А Вам?

Загрузка ...