ya-metrika

Царю Лаю и не снилось… А был ли «эдипов комплекс»?

Гюстав Моро. Эдип разгадывает загадку Сфинкса. 1864

Пишу письмо другу: «Вспомнил свою детскую влюбленность в соседскую девочку Машу и ненависть к соседу Матвею, который громко включал музыку. Думаю, что подобная ситуация знакома многим. И если это так, то мы можем понять глубокую мудрость “Новогодних приключений Маши и Вити”».

Страшная сказка

Если данный пассаж кажется вам бредом, позвольте процитировать аналогичную фразу из письма Зигмунда Фрейда своему другу Вильгельму Флиссу: «Я также обнаружил на своем собственном примере влюбленность в мать и ревность к отцу… и теперь рассматриваю это в качестве универсального явления раннего детства. И если это так, то мы можем понять чарующую силу “Царя Эдипа”». Именно эти строки являются первым упоминанием об одном из краеугольных постулатов психоанализа, впоследствии названном «эдипов комплекс».

«Эдипов комплекс» – бессознательное (или частично осознаваемое) сексуальное влечение к родителю противоположного пола и двойственные (т. е. ревность и любовь одновременно) чувства по отношению к родителю своего пола.

Возникает эдипов комплекс в возрасте двух – пяти лет, но то, каким образом распределится либидо в треугольнике «ребенок – отец – мать», становится своеобразным шаблоном, который будет воспроизводиться уже во взрослых любовных отношениях.

Также напомним, что название для этого психоаналитического концепта Фрейд заимствовал у одноименной драмы Софокла. Если очень сократить сюжет «Царя Эдипа», древнегреческому царю Лаю оракул предсказал, что он умрет от руки своего сына. Поэтому царь избавился от новорожденного ребенка, еще и повредив ему ноги («Эдип» с древнегреческого – «имеющий опухшие ноги»). Но ребенка подобрал, выходил и вырастил пастух.

Когда Эдип повзрослел, от также получил предсказание оракула, согласно которому должен был убить своего отца и жениться на своей матери. Что в результате и произошло. Кстати, кончилось все плохо: за это кровосмешение боги жестоко наказали жителей Фив, где Эдип был царем, наслав эпидемию; его мать и жена Иокаста повесилась; сам Эдип лишил себя зрения.

Можно только позавидовать находчивости Фрейда – к простому житейскому наблюдению (влюбленность в мать и ревность к отцу) он подобрал красивую аналогию в классической литературе (трагедию «Царь Эдип») и сделал из нее «психологический закон».

Метод прекрасный, но не уверен, что мировая общественность оценит влюбленность в соседку Машу и чарующую силу «Новогодних приключений Маши и Вити». Но шутки в сторону, попробуем разобраться, насколько фрейдовский «эдипов комплекс» актуален для современной психологии.

Критика современников

Существование «эдипова комплекса» подвергали сомнению еще психоаналитики первой волны, те, кто непосредственно знал Фрейда и учился у него. Если обобщить все доводы «против», то получаются три группы возражений:

1) Идеологические

Карен Хорни, Мелани Кляйн и другие считали, что описанная Фрейдом психодинамика (стремление мальчика овладеть матерью, устранив отца, при этом испытывая перед ним «страх кастрации») – это мужская точка зрения, а у женщин все функционирует иначе. Кроме того, принижать роль матери в жизни мальчика до объекта сексуального вожделения – примитивный сексизм.

2) Биологические

Во времена Фрейда практически не было серьезных исследований по физиологии полового созревания. Половое влечение более-менее явно проявляется в период пубертата, когда происходит так называемый «гормональный взрыв» и организм начинает вырабатывать половые гормоны в достаточной концентрации.

Но это 12–14 лет, а никак не два – пять! При этом найти хоть какие-то физиологические или поведенческие доказательства влечения подростка к родителю противоположного пола не удалось.

3) Социологические

Еще при жизни Фрейда, в 1927 году, антрополог Бронислав Малиновский, изучая культуру и семейные отношения аборигенов Новой Гвинеи, сделал вывод, что «эдипова комплекса» у них не наблюдается (а значит, этот закон не универсальный).

Представители неофрейдизма (такие как Эрих Фромм) утверждали, что привязанность ребенка к отцу либо к матери определяется ценностью социальной роли «отец»/«мать». Разумеется, смысловое наполнение семейных ролей и их значимость будут варьироваться в разных обществах и в разные исторические эпохи.

Кастрированное учение

В 1972 году была опубликована книга Пола Клайна «Факт и фантазия в теории Фрейда» (Paul Kline, Fact and Fantasy in Freudian Theory), которая выдержала множество переизданий (одно из последних в 2014 году). В шестой главе, посвященной эдипову комплексу, автор проводит своего рода метаисследование, пытаясь обобщить результаты 17 наиболее основательных научных экспериментов, целенаправленно проверявших существование эдипова комплекса.

Автор приходит к выводу, что на основании полученных результатов исследования делятся на:

  • полностью исключающие существование эдипова комплекса;
  • полностью подтверждающие существование эдипова комплекса (как его описывал Фрейд);
  • частично подтверждающие эдипов комплекс (например то, что в какой-либо форме существует страх перед родителем своего пола, который можно считать «страхом кастрации»).

Что самое любопытное, большая часть исследований (почти 90 %) относится именно к третьей категории. Общий вывод: что-то похожее на эдипов комплекс действительно существует, но это неточно.

В 2009 году журнал Scientific American опубликовал дискуссионную заметку о «поверженном Эдипе». Одно из проявлений эдипова комплекса заключается в том, что своего брачного и сексуального партнера мы выбираем «по образу и подобию» родителя противоположного пола.

Проще говоря, «идеальный муж» должен быть внешне похож на отца, а внешность «идеальной жены» должна максимально совпадать с обликом мамы в молодости. Дискуссия развернулась между эволюционным психологом Тамасом Берецки и поведенческим экологом Маркусом Ранаталой.

Берецки утверждал, что данное сходство отсутствует, а Рантала (на основании своих исследований) доказывал, что сходство все-таки есть. Рантала экспериментально доказал, что в 92,8 % случаев ширина лица (точнее, скул) избранницы мужчины совпадает с шириной лица его матери.

Трудно сказать, насколько именно этот единственный критерий является решающим аргументом, подтверждающим существование эдипова комплекса. Гораздо интереснее сам перевод проблемы в контекст социобиологических исследований.

Берецки в одной из своих статей пишет, что Фрейд (в своей работе «Тотем и табу») считал эдипов комплекс одним из факторов развития человеческой цивилизации. Согласно Фрейду, именно благодаря «страху кастрации» первобытные люди табуировали инцест, а уже из этих запретов родились все остальные человеческие законы, включая мораль, культурные нормы и т. п.

Тем не менее, современные антропологические исследования доказывают, что запрет на близкородственные браки не является абсолютным и может значительно варьироваться в разных культурах. Например, известно более 200 народностей, где разрешены браки между двоюродными братьями и сестрами.

С другой стороны, существуют современные физиологические исследования, доказывающие, что и у людей, и у животных существуют биологические механизмы, подавляющие сексуальное влечение по отношению к «близкому социальному кругу» (в т. ч. к членам семьи). Одним из таких супрессоров, к примеру, являются феромоны, действующие через обоняние.

Идеальный брак

Если рассуждать с эволюционной точки зрения, то эдипов комплекс (поиск партнера, максимально похожего на родителя противоположного пола и, следовательно, обладающего схожим генотипом) противоречит наращиванию видового разнообразия (что необходимо для выживания).

Движимый эдиповым комплексом человек будет стремиться к инбридингу (то есть к скрещиванию с близкородственными особями), в то время как «идеальным» эволюционным решением является аутбридинг (неродственное скрещивание).

Но это идеальная картина, а что происходит на самом деле? Сегодня существуют уникальные исследования о выборе брачного/сексуального партнера и о последствиях этого выбора в масштабе целых популяций. Например, в 2008 году было опубликовано исследование, охватывающее все браки, заключенные в Исландии в период с 1800 по 1965 год.

Исландия – маленькое островное государство, и близкородственные браки там неизбежны. Как продемонстрировало исследование, наиболее «благополучными» (в плане фертильности и общего состояния здоровья – увы, психологическое благополучие никак не проверялось) оказались браки между троюродными-четвероюродными братьями и сестрами.

Какой из всего этого вывод? Даже если на психологическом уровне эдипов комплекс является полной фикцией, на социобиологическом (и даже на генетическом) уровне выбор брачного/сексуального партнера обусловлен определенной степенью его «знакомости». Похожесть мужа/жены на отца/мать вполне возможна, но вовсе не по тем причинам, которые предполагал Фрейд.

Тем не менее, окончательно «повергать Эдипа» преждевременно (о чем свидетельствует книга Пола Клайна). Отношения между ребенком, матерью и отцом являются базовыми. Разного рода триангуляции (варианты отношений, которые возникают в этом семейном треугольнике) вполне могут оказывать влияние на будущие семейные и сексуальные отношения повзрослевшего ребенка.

Любовь к матери и ревность к отцу – частный случай такой триангуляции. Насколько она распространена и какие последствия вызывает? Надеюсь, мы еще увидим исследования, дающие ответ на этот и другие вопросы.

Загрузка ...