ya-metrika

Целители душ

Кандидат медицинских наук, психотерапевт Европейского реестра Марк Сандомирский рассказал телеведущему Александру Гордону о том, почему мы ходим к психологам и платим за это деньги, в передаче «Наука о душе» на телеканале «Психология 21».

КАК СТАТЬ СЧАСТЛИВЫМ

С начала 90-х годов, в эпоху сумбура и сумятицы, когда прежние ориентиры стали пропадать, а новые еще не появились, возник неподдельный интерес к собственной личности, психологии и психотерапии. У нас нет глубокого знания о психотерапии и регулярной практики, как это давно заведено в Соединенных Штатах, где психотерапевт есть практически у каждого образованного человека.

Что же такое психотерапия? Буквально – это лечение души, исцеление жизни человека для того, чтобы сделать ее лучше. Смысл любой психотерапии сводится к поиску ответа на один простой, но самый главный для каждого вопрос – как стать счастливым?

Значительная часть людей ответа на этот вопрос не знает и ищет его всю жизнь. Остальные же проблемы, с которыми сталкиваются люди, – вторичны. А ответ на этот вопрос действительно существует. Хотя он, конечно, индивидуален для каждого. Можно лишь помочь человеку найти определенные ориентиры, по которым он будет выстраивать свой жизненный путь.

Обычно каждый приходит к определенному выводу сам, понимая, что частная проблема, которая поначалу послужила поводом обращения за помощью, сводится к одному глобальному вопросу – как стать счастливым? Психотерапия – это всегда эксперимент, нацеленный на то, чтобы понять себя, понять, чего ты на самом деле хочешь от жизни.

И когда возникают ответы на эти вопросы, тогда отпадают различные психологические защиты. Приходит время отодвинуть на второй план бытовые повседневные проблемы и сосредоточиться на главном.

КЛУБОК ВОСПОМИНАНИЙ

Почему же один человек приходит к другому, именуемому психологом или психотерапевтом? Вовсе не потому, что один человек умнее или образованнее. Процесс совместного поиска ответов на важные вопросы заключается в том, что двое интеллектуально должны стать одним целым.

Человек, играющий роль терапевта, не может привносить ничего своего и подсказывать готовое решение. Он всего-навсего должен постараться стать зеркалом для своего пациента, чтобы тот в своем зеркале увидел то, что происходит внутри его подсознания.

Но существует барьер – пациент приходит к специалисту и обязательно платит деньги. Это один из законов психотерапии, который был придуман не у нас и, возможно, не рассчитан на наш менталитет. На Западе, если не заплатил – эффекта не будет. Может, в этом и заключается одна из причин плохого распространения психотерапии в нашей стране. Приходить на прием, платить деньги, ложиться на кушетку в полутемной комнате и делиться своим сокровенным с незнакомым человеком – как решиться на этот шаг? Именно так выглядит на экране прием у психотерапевта.

В реальной же жизни все гораздо проще: один человек приходит к другому и они, глядя друг другу в глаза, разговаривают. Причем совершенно необязательно выкладывать всю подноготную, ворошить грязное белье, делать публичными интимные моменты. Это не исповедь, а скорее беседа о том, что происходило в жизни до того момента, как возникла проблема и каковы ее корни.

Практически всегда оказывается, что проблема, которую человек считает для себя важной, не главная. Это просто повод для обращения. Действительные же причины кроются в прошлом, зачастую в детстве, где нет ничего глубоко интимного.

Задача психотерапевта – размотать клубок воспоминаний пациента назад, для того чтобы понять, когда у него в подсознании появилась та самая степень тревоги и неудовлетворенности.

МОЗГОВЫЕ БЛОКИРОВКИ

Сегодня мы стоим на пороге объективной психотерапии. Американцы употребляют громоздкое слово – нейропсихотерапия. Человеческий мозг уже достаточно хорошо изучен, известно, как он живет, что ему мешает работать правильно и как из этого проистекают различные проблемы.

С этой точки зрения оказывается, что фрейдовское бессознательное и некоторое глубинное животное начало – это две составные части подсознания, продукт деятельности тех областей мозга, которые являются неречевыми зонами. То, что они делают, по большей части не осознается, потому что в обычном состоянии наше сознание целиком и полностью связано с логическим мышлением и речью.

Иногда при возникновении психологической проблемы человек переживает стресс, с которым не может справиться самостоятельно. Особенно часто подобное случается с детьми, поскольку у них еще не сформированы защитные реакции. В мозгу формируется определенный тревожный участок, вокруг которого он выстраивает защиту, – так называемый барьер защитного торможения. Физиологически так устроено, что эти участки мозга становятся изолированными от других.

Подобные процессы происходят в коре головного мозга, в отделах которой нет связи с логикой и речью. Именно поэтому в данном случае попытки переубедить человека словами становятся невозможными! Слова в эти области головного мозга не проникают, и задача любой терапии заключается в том, чтобы разными способами выстроить новые связи между законсервированным содержимым и остальными участками мозга, которые живут, думают и чувствуют. Когда возникают подобные связующие мостики, необходимость в защите отпадает. Тогда проблема действительно уходит.

ГРУЗ ВРЕМЕНИ

У тридцатилетнего мужчины в полном рассвете сил, пережившего в своей жизни тяжелый этап (стрессы, неудачи, проблемы на работе, в бизнесе и отношениях), возникло неприятное болезненное ощущение в области грудной клетки. Он пришел ко мне на прием, предварительно побывав у врача-невролога, который более полугода лечил его межреберную невралгию.

С одной стороны, мы обсуждали его текущие проблемы, а с другой стороны – источник сегодняшних трудностей находился далеко в прошлом. В ходе общения молодой человек вспомнил эпизод из детства: он сидит на горшочке, как это было в советском детском садике, ему 4–5 лет, и в это время его сверстник подбегает в пылу какой-то игры и шваброй бьет его в область груди. Мальчик испытывает унижение и страх: во-первых, это больно; во-вторых, он не может дать сдачи обидчику; и, в-третьих, что самое унизительное, он в смешном беспомощном положении. Эта ситуация запомнилась, и десятки лет спустя наш герой, оказавшись в сложных жизненных обстоятельствах, опять пережил то же состояние беспомощности, неловкости и невозможности ответить на вызов. Физическая боль была ему нужна, чтобы, с одной стороны, отвлечь его от эмоциональной боли, а с другой – в ней содержалась подсказка на языке тела в виде болезненного ощущения.

Странным образом, когда это осознание пришло, ушла физическая боль. Ни один психотерапевт не сможет привести человека к реальным жизненным переменам без его участия. Возможность рефлексировать и отстраниться – это способность взрослого, зрелого человека.

Срабатывает простой физиологический процесс в мозге – нужно быстрее все прикрыть, но в памяти это хранится и не вспоминается до поры до времени, как бомба замедленного действия ждет своего часа. Время грузом лежит на душе – это еще и телесная метафора. Человек же, не задумываясь об этом, воспринимает это как некоторый физический груз, тяжесть, которого давит на плечи, виснет на шее ответственностью, тогда и начинаются физические проблемы.

В терапии подобное проявление называется «мышечный панцирь» или «мышечный зажим». И чем больше накоплено этого груза, тем тяжелее становится жить.

А ТЕПЕРЬ ПСИХОЛОГИ!

Кстати, в зарубежной психоаналитической школе существует супервизия – контроль специалистов со стороны более старших и опытных товарищей.

В наших условиях это чаще протекает как групповое общение психотерапевтов. Круг коллег, который должен регулярно собираться в психотерапевтическую группу. Формально она называется «балинтовская группа», где есть возможность поделиться своими переживаниями и сложностями, которые возникли в работе, и избавиться от своего эмоционального груза.

Ведь каким бы психотерапевт ни был подготовленным и тренированным, работа накладывает определенный отпечаток. Если уж защищенные и подготовленные профессионалы прибегают к психотерапии, что уж говорить о людях, не обладающих знаниями в этой области.

Загрузка ...