ya-metrika

Ты не обязан быть тем, кем я хочу тебя видеть.

Ты не обязан быть тем, кем я хочу тебя видеть. (2)

Мне знакомо чувство, когда каждый раз при предьявлении себя другим возникает острое желание спрятаться. Становится невыносимо страшно.
Обнажается правда невозможности предьявиться таким, каков я есть. Хочется забиться. Другие видятся агрессивными, а я маленький и слабый.
Как – будто есть какой-то базовый дефект, который сложно скрыть.
Я не такой, я должен стыдиться себя, я боюсь, что это заметят.
Заметят и начнут колотить меня в мое больное место. И в этот момент я становлюсь очень уязвимым. Мне не безопасно предьявляться миру уязвимым.
Так пронзительно больно от того, что мне все время нужно прятаться от мира.
Или от себя самого (если уж быть честным в своих проекциях).
Это боль, которая всегда со мной.
Боль не соответствия –
“Я не такой, я хуже других, я плох”.
Как будто мне все время нужно умещаться куда-то со своим багажом: в свои представления, в чужие представления, идеи, нормы, правила…
И ужиматься, становиться меньше, обтесывать себя, запихивать что-то в себя.
Как же это иногда бывает невыносимо больно.
Вся жизнь – это отчаянные попытки найти ответы на вопросы:

– Откуда оно в тебе взялось?

– Почему тебе кажется, что другие наезжают?
– Потому что ты не вписываешься в чужие представления, идеи, ожидания, интересы?
– В чьи идеи ты главным образом не вписываешься?
– Кого ты так отчаянно не хочешь разочаровать?
– Почему для тебя это так жизненно важно?

Жизненно важно может быть ребенку, для которого взрослый – фигура, от которой зависит выживание.
И при этом, бывает так в этих значимых отношениях,
что тот, какой ты есть, ты мне не нужен, мне нужен ты другой, который соответствует моим (порою очень грандиозным) ожиданиям, потому, что я не могу справиться со своими чувствами (вообще с чувствами, чувствами по поводу тебя, себя рядом с тобой).
Я не могу справиться со своим разочарованием в тебе и в себе самом.
Я не могу справиться с тем, что не могу гордиться тобой.
Не потому, что правда нечем погордиться, а потому что у меня слишком высокие требования, которым ты не соответсвуешь.
Я не могу справиться с тем, что ты не вписываешься в мою картину мира.
Ты другой. Я не могу принять эту разность.
И пытаюсь с тобой что-то сделать.
И ты пытаешься с собой что-то сделать.
А нам все равно, как будто не удается встретиться, даже такой ценой.
Во многом это не твоя, а моя боль.
И я делаю тебя виноватым в этом.
Я виню тебя, по сути, в том, чего ты не делал.
Я виню тебя в том, что ты стал, кем ты стал, а не стал Кем-то, кем я хотел, чтобы ты был.
А может быть назло мне и не стал…
Но жить постоянно не в своем размере привык.
Постоянно недотягивать.
Не оправдывать ожидания.
И постоянно стремиться к этому и стыдиться того, что есть.
Прикрывая это своей отрощенной ложной грандиозностью.
Какая уж тут грандиозность?
Как из стыда вообще можно что-то пробовать, идти вперед, ошибаться, ушибаться?…В нем хочется только исчезнуть, отсидеться, неотсвечивать, не быть.

Похоже, конфликт моих интересов и родительских становится моим внутренним полем боя.

Сколько власти и униженности в послании – стань таким, как я хочу, делай, как я тебе говорю, перестань делать, что ты делаешь, это неправильно, соответствуй моим ожиданиям не ходи туда, к тем, не пей не ешь, я знаю лучше….

И это ошибочно полагать, что это только родители с детьми это делают. Этим во многом пропитана наша жизнь. Кто-то более чувствителен к этому, кто-то менее. Кто-то тихо сопротивляется, кто-то громко:
“А с чего ты решил, что ты знаешь лучше, как мне жить и умирать?
Лучше для кого?”
Даже, если я по меркам общества веду неправильный образ жизни.

И тогда я, возможно, склонен даже в большей степени, искать способы, которые избавят меня от избыточной боли, в том что вызывает потом зависимость.

А внутри, похоже, завишу от соответствия – я постоянно накладываю на себя мерку- соответствую/не соответствую чужим ожиданиям, своим ожиданиям, идеям, нормам.

И чаще не соответствую.

И соответствие дает временное облегчение.
Оно не избавляет от боли.
Механизм остался. Я проделываю это сравнение с собой постоянно.

Быть собой – это гораздо больше этих рамочных представлений.

Это постоянное мужество жить и это доказывать.

А как с ними справляться, если я внутри себя расколот ощущением своей неправоты, ощущением “я недо”.
Испытывая страх вовсе не перед людьми, а перед своим ощущением ничтожности, потери себя, отстуствием своего права быть….

И, поэтому, очень часто ты не заметишь, как подставишься, как предашь себя, в какой момент ты решишь, что другой лучше, в какой момент тебе не хватит чувства собственной правоты.

Потому что это решение уже принято.
Потому, что стыд идет фоном, он не появляется в какой-то момент, он просто есть.
Из этого сотояния трудно защищаться. Ты даже не имеешь на это права. Ты делегировал его другому.
И тебе его надо вернуть.
Путь возвращения себе права быть – это отделение себя от родительских фигур, значимых других фигур, с которыми можно находиться в слиянии, зависеть от них. Переживая в этом процессе страх покинутости, одиночества, стыд, злость, отчаяние, беспомощность…И в этом невозможно не остаться затронутым.
Это путь выстраивания своей автономности, границ, через поиск нужной дистанции, когда я могу любить и тебя и себя одновременно, не предавая себя или тебя.

Иногда он требует необходимости продираться через свой стыд, отказа от каких-то идей, ценностей, разочарования в себе, в тебе самом других, а иногда и переживание ужаса и одиночества. Это процессы, порою требующие проживание потери и разрушения тех базовых структур, которые были, и, растерянности младенца, который пока не понимает, как ему жить в этом мире, не имея всего того, что у него было. Потому, что в прежнем мире я вынужден был все время делать себя маленьким. И теперь мне нужно вырасти, повзрослеть внутри себя и научиться по-новому взаимодействовать с миром.
И в этом новом мире обязательно найдется какой-нибудь значимый человек, который скажет:
“Откуда взялось твое несоответствие ожиданиям?
Хотя это не так важно уже.
Важно, что ты делаешь с собой сейчас.
Чего ты в себе не смог простить?
И получит ответ- я не смог себе простить слабость и беспомощность, потому что я в этот момент наиболее уязвим. Я перестаю себя любить в этом месте”.
И тот другой снова начнет:
“А может быть тебе стоит разочароваться в своих способах все время прыгать выше головы, а может и в себе… и отчаяться и обессилеть.
Отчаяться полностью, со слезами и соплями.
И пережить, в контакте с другим, свое разочарование в себе, свою слабость, бессилие, немощность, никчемность…
И получить опыт того, что никто от этого не развалился – и ты выдержал себя таким и тебя таким выдержали другие.
Позволь себе иногда быть слабым и беспомощным. Будь в своем размере.
Живи, как можешь – ошибайся, ушибайся, падай, вставай.
Ты выживешь.
Прости себе свою беспомощность…неидеальность.
Ведь, когда ты родился это было совсем не важно.
А сейчас ты вырос.
И ты не обязан оправдывать ожидания.
Мне жаль, что тебе пришлось это делать. Ставить этот барьер между собой настоящим и собой идеальным. Собой и другими.
Тебе не нужно больше оберегать себя и других от разочарования.
В нем умирают иллюзии, но может родиться что-то настоящее.
Прости. Если не можешь простить, прости себя за то, что не можешь простить.
Просто живи, как можешь.
Этого достаточно.
И даже, если ты не услышишь этого с первого раза,
я буду говорить тебе это столько раз, сколько тебе будет необходимо.
А теперь, тебе нужно это прожить. Чтобы это стало твоим внутренним знанием и опытом.
Не дожидайся своей идеальности, чтобы начать пробовать. Потому что можно так никогда и не начать пробовать. А остаться сидеть и смотреть как жизнь проходит мимо и завидовать смелым.
Поверь, никто тебя не обвинит в твоей неидеальности, учителя разоблачены – они тоже неидеальны.
Теперь тебе можно просто быть
собой и не натягивать на себя картинку.
Это не ты.
А ты такой, какой есть. Живой. Настоящий. Разный”.

Ты не обязан быть тем кем я хочу тебя видеть

Загрузка ...