ya-metrika

У меня ПРЛ*: о вреде и пользе диагнозов

Уже давно и не мною замечено, что если раньше клиенты приходили с жалобами: на бессонницу, тревогу, определенные страхами, внезапные приступы тревоги и т.д., то теперь чаще всего приходят с уже готовыми диагнозами.

Сразу с порога клиент заявляет, что у него тревожное расстройство, или паническое расстройство или даже пограничное расстройство личности. Разумеется, описания своих симптомов они находят в интернете, как и многочисленные ролики в ютубе, где разные психологи-видеоблогеры рассказывают, что такое генерализованное тревожное расстройство или уже упомянутое пограничное расстройство личности и т.д.

У меня ПРЛ  о вреде и пользе диагнозов

Хорошо это или плохо? Доступность того знания, которое раньше было лишь в учебниках по психологии и психиатрии (и поэтому не очень доступно для широкого читателя)? С одной стороны – да. Общая информированность – всегда очень неплохо, и клиенты зачастую приходят уже «подготовленными» – понимают общие принципы психотерапевтического и психоаналитического лечения, понимают, что корни их проблем лежат в детстве, в отношениях с родителями и заранее готовы прорабатывать эти отношения.

Есть, как минимум, еще один плюс от доступности этих знаний. Как сказала мне одна клиентка – раньше я не понимала, что со мной и это пугало, а потом я прочитала описание своих симптомов, название этого расстройства и успокоилась, по крайней мере я не одна такая.

С другой стороны чтение популярных статей и просмотр видео о каких-то конкретных расстройствах играет с клиентами дурную шутку. Они сами себе ставят диагноз и потом живут в полной уверенности, что вот у них такое-то расстройство. То есть происходит стигматизация. Человек сам себе приписывает болезнь и далее живет уже не как здоровый человек, а начинает перестраивать свою жизнь в соответствии с тем, что вот он болен таким-то заболеванием. И, соответственно, должен себя ограничивать во многих сферах своей жизни, не должен создавать отношения, «пока не поправится», не может выйти на работу и т.д.

Это может также усугубиться разовым визитом к медицинскому психотерапевту или психиатру, который с готовностью поставит диагноз и выпишет таблетки. Человек пропьет курс этих таблеток, ему станет получше, но дальше он живет уже стигматизированным, с убеждением, что он болен каким-то заболеванием. Например, генерализованным тревожным расстройством, и что быть все время в тревоге – это не его выбор, а некая данность, последствия некоего заболевания, как если бы он заразился неким определенным неизлечимым вирусом.

Вряд ли стоит психиатров и психотерапевтов за это винить. Они делают то, чему их учили. Рассматривают человека, его жизнь с точки зрения патопсихологии, то есть набора симптомокомпексов. Есть тревога, но человек не понимает – чего именно он боится – генерализованное тревожное расстройство. Понимает и много про это думает – обсессивно-фобическое. Переживает при этом приступы паники – паническое расстройство…

На самом деле причина у всех этих «расстройств» одна – тревога, за которой стоят какие-то конкретные страхи. И в ходе вербальной терапии эти страхи выявляются и прорабатываются. По большому счету, конкретная симптоматика не очень важна, важны те иррациональные страхи, которые лежат в основе актуальной или находящейся в фоне тревоги.

Важное примечание: все вышеописанное не относится к случаям действительно тяжелой патологии, психотическим заболеваниям, а только к расстройствам невротического и пограничного уровня. Видите, даже я сейчас, говоря о минусах определения ситуации с точки зрения расстройств, все равно пользуюсь этим словом. Потому что так – удобно. Вместо того, чтобы перечислять все, что происходит с человеком – назвать все одним словом или словосочетанием.

Реально же в психоаналитической терапии мы работаем с теми конкретными бессознательными страхами, которые мешают клиенту жить, порождают текущую тревогу или, к примеру, вину. И обсуждая эти страхи, часто понимаем их иррациональность, их ненужность для нас сейчас. Когда, обычно в раннем детстве, мы решили, что определенные вещи опасны, их стоит бояться. Например, людей, разговаривающих громко. Вытащив в поле нашего осознавания этот страх, мы понимаем его детскость, его ненужность и постепенно от него избавляемся, становясь увереннее и спокойнее.

И, по большому счету, нам неважно, какими именно симптомами эти страхи сопровождались, и какой именно индекс и название стоит у этого симптомокомплекса в МКБ-11 или DSM-5.

 

*ПРЛ – пограничное расстройство личности

 

Загрузка ...