ya-metrika

Убийственная красота. Как женщин вынуждают рисковать жизнью в погоне за идеальной внешностью

16 марта 2019-го не стало артистки Юлии Началовой. По официальной версии, причиной смерти стал сильный отек легких и мозга, развившийся после абсцесса мягких тканей на ноге девушки. Однако стартовой точкой в череде проблем со здоровьем, окончившихся трагедией, стала пластическая операция по исправлению формы груди.

Напрасные жертвы

В прошлогоднем интервью певица рассказала, что из-за отторжения силиконовых имплантов у нее начался сепсис. Заражение привело к отказу почек и развитию подагры. Восемь лет борьбы с болезнью и несколько сложных операций по удалению имплантов окончательно истощили организм, так и не сумевший восстановиться после очередного хирургического вмешательства.

Все мы знаем поговорку «Красота требует жертв». Случай с Юлией Началовой наглядно показывает, что зачастую это вполне реальные человеческие жертвы. Как получается, что здоровые молодые женщины подвергают себя смертельному риску ради «улучшения» внешности?

По запросу «пословицы о красоте» «Гугл» выдает примерно следующий набор: «Не родись красивой, а родись счастливой», «Снаружи красота, внутри пустота», «Красота без разума пуста» и еще полсотни выражений в этом же духе. Да и каждая из нас слышала в детстве наставления: мол, не гонись за красивой внешностью, лучше налегай на учебу, учись готовить или, на худой конец, будь милой и доброй – внутренний мир важнее, встречают по одежке, а провожают-то по уму.

И все-таки, несмотря на эти, безусловно, полезные советы, мы наблюдаем совсем другую картину: огромное количество девушек всеми силами стараются соответствовать идеалу красоты. Мировой рынок бьюти-индустрии в 2017 году оценивался в 532 миллиарда долларов (1), при этом его главными потребителями являются женщины. Погоня за привлекательностью оборачивается не только потерей денег и времени, но и необходимостью терпеть весьма болезненные процедуры: в клиниках эстетической хирургии клиенток в 9,5 раза больше, чем клиентов (2).

Стремление выглядеть «идеально» в буквальном смысле убивает. Так, девочки-подростки в погоне за «правильным» весом доходят до анорексии, в семи случаях из ста заканчивающейся смертью (3). Количество летальных исходов пластической хирургии в процентном отношении невелико: риск смерти пациентов, в зависимости от вида вмешательства, составляет от 1:600 до 1:10 000 (4). Однако, соотнеся эти данные с общим числом эстетических операций – более 10 миллионов в год (5), – несложно подсчитать, что число жертв ежегодно исчисляется тысячами!

Отдельно стоит заметить, что реальная статистика жертв пластических операций в абсолютных цифрах нигде не ведется – только вероятностная. Нет данных и о тех осложнениях, которые сами по себе не ведут к летальному исходу, но существенно ухудшают качество жизни: хронических заболеваниях, нарушениях иннервации, келлоидных рубцах и т. д. И наконец, случаи, подобные трагедии Юлии Началовой, никогда не войдут в статистику смертности эстетической хирургии – ведь сама операция стала только началом мучительной борьбы за здоровье, длившейся долгие восемь лет.

Красавицы и богатыри

Откуда берется это стремление любой ценой сохранить, поддержать, приумножить внешнюю красоту? Почему самым страшным оскорблением для женщины до сих пор считается заявление «ты страшная» (заметим, что мужчины нередко даже гордятся, что выглядят «чуть красивей обезьяны») (6)? Разумеется, веками это объяснялось «женской природой», особой системой ценностей, присущей девочкам буквально с рождения. Да что там, современные авторы на голубом глазу транслируют эти взгляды как нечто само собой разумеющееся (7)!

Конечно, это вранье. Красота – конструкт исключительно социальный, и, как и все остальные социальные ценности, усваивается человеком в процессе интериоризации (8), то есть внутреннего принятия внешних правил, навыков и норм. Это означает, что никакой «природной» склонности к самоистязанию ради обладания «презентабельной» внешностью у женщин нет – зато есть чудовищное, колоссальное давление социума, начинающееся с младенческого возраста.

Ученые из Университета Сассекса наглядно показали в своем исследовании (9), что люди совершенно по-разному относятся к детям, которых считают мальчиками и девочками. Полугодовалых малышей, одетых в конвенционально «мальчишечьи» сине-голубые комбинезоны, поощряли к двигательной активности, подкидывали, предлагали поиграть с мячом и т. п. Детей того же возраста в бело-розовых костюмах укачивали на руках, поправляли им одежду и ласково называли «принцессами». Прелесть эксперимента в том, что в половина детей в розовом была мужского, а половина детей в голубом – женского пола.

В другом эксперименте (10) взрослым людям показывали фрагмент видеозаписи и просили охарактеризовать поведение запечатленного на ней девятимесячного ребенка. Пол ребенка исследователи сообщали зрителю перед началом просмотра. Участники, которым досталось видео про мальчика, говорили, что он настойчивый и активный – вон как сердито закричал, когда из коробки на него неожиданно выскочил «чертик». Те, кто наблюдали за девочкой, описали ее как нежную и слабую – неожиданно увидев выпрыгнувшую на нее игрушку, она даже расплакалась от испуга. Все бы ничего, но обе группы респондентов смотрели одну и ту же видеозапись. Кого-то еще удивляет, что стереотип «мальчики – сильные, девочки – красивые» въедается нам чуть ли не в подкорку?

Сказка – ложь, да в ней намек

Помимо ближайшего семейного окружения, огромное влияние на наши установки и ценности оказывает культурный фон, в котором мы находимся с самого детства. В большинстве детских сказок добрые герои изображаются красивыми, а злые – безобразными: прекрасный принц и ужасный дракон, статный молодец и чахлый Кащей Бессмертный… В последние двести лет, правда, эти сценарии стали усложняться, допуская довольно резкие несоответствия внешнего и внутреннего. Так, Гадкий утенок «некрасив» только потому, что случайно родился в чужом для него окружении, а горбун Квазимодо ценой собственной жизни защищает любимую женщину, являя удивительную самоотверженность и стойкость. Читатель получает важные уроки: красота – в глазах смотрящего, и даже совсем далекая от канонической красоты внешность может скрывать прекрасные душевные качества… конечно, если вы – мужчина.

Для женщин не изменилось ничего! Тот же Андерсен, воспевший скрытую красоту Гадкого утенка, нимало не смущаясь, противопоставляет юную прелесть личика Русалочки мерзкой морщинистой коже злой Ведьмы. Добросердечный Квазимодо мог бы разглядеть золотую душу в пухленькой торговке с соседней площади – но нет, он влюбляется, разумеется, в самую красивую танцовщицу в Париже.

Поцелованная Иваном Царевна-лягушка не только великолепно рукодельничает, но и превращается в красавицу на свадебном пиру – однако ее мужу нестерпима сама мысль о том, что она может принять старый облик, – и он сжигает лягушачью шкуру, наплевав на прямую просьбу жены этого не делать. Даже вполне современной умнице Гермионе пришлось «поработать» над внешностью (между прочим, это была весьма болезненная, хоть и случайная, процедура по уменьшению зубов), чтобы ее наконец перестали воспринимать исключительно как ходячую энциклопедию!

Эту же историю мы наблюдаем и в мультипликации, где положительные героини имеют кукольную внешность и, как правило, неправдоподобно «идеальные» пропорции тела. В кинематографе некрасивых по сценарию героинь играют актрисы с абсолютно конвенциональной внешностью, на которых «для маскировки» надевают очки и мешковатые свитера. Финал таких историй закономерен: по мановению волшебной палочки «замухрышка» превращается в красавицу и только тогда находит свое долгожданное счастье.

Получается старый добрый дабл-байнд (11): будучи девочкой, ты можешь обладать сколь угодно острым умом, доброй душой и блестящим талантом, но, если твоя внешность выходит за некие «эстетические рамки», все это ни-ко-му не будет интересно. При этом если женщина подчеркнуто заботится о красоте, ее станут высмеивать уже как глупую «пустышку», приписывая все ее достижения исключительно удачной спекуляции красотой.

Все можно изменить

Стереотип о красоте так жестко вбит в наше сознание, что многие девушки абсолютно искренне считают бьюти-практики своим собственным желанием – да, в общем, это так и есть. Социальные нормы усваиваются в очень юном возрасте, формируя внутреннюю систему ценностей человека. Именно поэтому отказ от поддержания «красоты» часто выглядит ненормально в первую очередь в глазах самих женщин. Именно поэтому так часто воспринимаются в штыки идеи феминизма и бодипозитива. Критика идей, являющихся «базовыми» для целых поколений, воспринимается как посягательство на личное мировоззрение.

Как, однако, вырваться из тесных рамок «красоты»? Каждая из нас может начать делать это уже сегодня:

  • Пересмотреть собственные убеждения. Никто не отнимает у женщин права выглядеть так, как им хочется. Но возможно, стоит повнимательнее прислушаться к себе: действительно ли девушкам хочется выглядеть так, как велят последние бьюти-тенденции? Может быть, настоящие желания так глубоко погребены под страхом социального неодобрения, что уже и забылось – как это: одеваться и жить действительно для себя, а не для чужих взглядов?
  • Перестать транслировать мифы. Повторяя «женщина должна быть красивой» на разные лады, мы вносим свой кирпичик в чудовищную стену давления, заставляющую девочек и девушек чувствовать себя «уродливыми» и рисковать собственными жизнями ради «исправления» таких неправильных живых тел и лиц. Пожалуй, пора взять на вооружение другой лозунг: «Мое тело – мое дело» (12) – и самим раз и навсегда перестать критиковать чужую внешность.
  • Поддерживать других женщин. К сожалению, индустрия красоты заинтересована в том, чтобы превращать нас в конкуренток. Все слышали про «женское счастье – страшные подруги», про «бабский серпентарий» и прочие мизогинные стереотипы, указывающие на принципиальную невозможность женской дружбы. Лучшее, что можно им противопоставить, – настоящую взаимовыручку и взаимоподдержку, объединяющую самых разных женщин вне всякой связи с их внешностью.
  • Создавать новый культурный фон, где женщины не будут играть роли «красивых кукол». Первые шаги к этому уже сделаны, и в наших силах рисовать, писать и снимать новые произведения, где будет много разных героинь всевозможного роста, веса, цвета кожи, с очками или инвалидными колясками, в скафандрах и халатах – ярких, умных и сильных. Мы можем сочинять и читать своим детям сказки, в которых не будет устаревших предрассудков про «предназначение женщин», а если они и встретятся – объяснить, как нелепо они звучат в современном мире.

Возможно, ситуация с давлением на тему «женской красоты» изменится совсем скоро – если не для нас, то хотя бы для наших дочерей. Она уже меняется.

 


Источники:

  1. Блейман Н. Стратегия для красоты // РБК+ «Индустрия красоты». 2018. № 9. С. 88–93. URL: plus.rbc.ru/pdf/5b7e28277a8aa91d4b37c166/rbcplus_2.pdf (дата обращения: 17.03.2019).
  2. 2017 Cosmetic Surgery Gender Distribution // 2017 Plastic Surgery Statistics Report / American Society of Plastic Surgeons. 2017. P. 13. URL: plasticsurgery.org/documents/News/Statistics/2017/cosmetic-procedures-men-2017.pdf (дата обращения: 17.03.2019).
  3. Franko D. L. et al. Do mortality rates in eating disorders change over time? A longitudinal look at anorexia nervosa and bulimia nervosa // The American journal of psychiatry. 2013. V. 170. № 8. P. 917 925. URL: ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4120076/ (дата обращения: 17.03.2019).
  4. Yoho R. Estimated Death Rate for Cosmetic Surgery Related Procedures // Dr. Yoho.com. URL: dryoho.com/dr-yoho/clinical/deaths-cosmetic-surgery (дата обращения: 17.03.2019).
  5. ISAPS International survey on aesthetic / cosmetic procedures performed in 2017 // International Society of Aesthetic Plastic Surgery. URL: isaps.org/wp-content/uploads/2018/10/ISAPS_2017_International_Study_Cosmetic_Procedures.pdf (дата обращения: 17.03.2019).
  6. Красота мужчины // Mensby.com. URL: mensby.com/mens/brutal/4481-beauty-men (дата обращения: 17.03.2019).
  7. Мурашова И., Белановский А. Природа и предназначение женщины. [Б. м.]. : 1000 бестселлеров, 2018. URL: chitai-gorod.ru/catalog/book/1168836/ (дата обращения: 17.03.2019).
  8. Головин С. Ю. Словарь практического психолога. Минск : Харвест, 1998. URL: slovar.world-psychology.ru/interiorizaciya/ (дата обращения: 17.03.2019).
  9. Smith C., Lloyd B. Maternal behavior and perceived sex of infant: Revisited // Child development. 1978. P. 1263–1265. URL: www.jstor.org/stable/1128775 (дата обращения: 17.03.2019).
  10. Condry J., Condry S. Sex differences: A study of the eye of the beholder // Child development. 1976. P. 812–819. URL: bernard.pitzer.edu/~hfairchi/pdf/psychology/Condry&Condry.pdf (дата обращения: 17.03.2019).
  11. Gibney P. The Double Bind Theory: Still Crazy-Making After All These Years // Psychotherapy in Australia. 2006. V. 12. № 3. P. 48–55. URL: psychotherapy.com.au/fileadmin/site_files/pdfs/TheDoubleBindTheory.pdf (дата обращения: 17.03.2019).
  12. Попова Е. Как стать бодипозитивной за 60 секунд (даже если ты против) // Cosmo Online. 01.03.2019. URL: cosmo.ru/psychology/psychology/ne-ves-bodipozitiv-polezen-ekaterina-popova-o-pravilnoy-lyubvi-k-sebe/ (дата обращения: 17.03.2019).
Загрузка ...