ya-metrika

Валькины сны (из книги “КОД”)

Валькины сны (из книги "КОД") (4)

Игры в которые играет с нами бессознательное: истории, сны, иллюзии. Все здесь в одной книге, которая еще пишется и опирается с опорой на реальное чудо бессознательного и его причуды.

Валькины сны

(отрывок)

Сознание будоражило и сбивалось. Тело проваливалось в сон, а мозг то ли кипел, то ли бродил. «Бум! Бум! Бум!» – раздавалось в ушах, словно насекомое, забравшись в ушной проход, ходило по барабанной перепонке.

Сон обволакивал и тянул на дно, но Валька сопротивлялся, цепляясь за края сознания.

Валькины сны из книги КОД

Какое-то шуршание и скрип опрокидывали и манили. Тело размягчилось, лицо оплыло и вжалось в подушку. Тонкой струйкой слюнка потекла из открывшегося рта. Сил напрячь нижнюю челюсть, уже не было, и, уютно почавкав, оказав последнюю попытку сопротивления, подергиванием правой ноги, Валька провалился в сон.

Тело стало невесомым и вошло в ворота.

Ворота были огромные, обвиты то ли плющом, то ли вьюном. Валька не очень понял, так как был далек от ботанических изысков.

Врата окружали облака, и вся конструкция словно висела в воздухе.

Валькины сны (из книги "КОД") (5)

Валька приблизился и вошел.

Ему на мгновение почему-то показалось, что невидимая стража не пустит его, но, напротив, врата легко распахнули, впустив визитера так, словно именно его здесь и ждали.

Валька вошел, и его мозг затопили звуки. Их было много, разные, упругие они проникали в сознание или выходили из него…

В этом сплетении он обнаруживал странные на первый взгляд звуки и, образы, возникающие вслед за ними.

Сначала Вальке показалось, что он сходит с ума, но потом, хоть и не сразу, постепенно, отделяя ощущения друг от друга, он стал узнавать эти и звуки и образы.

Первое что он услышал, был странный треск. Спустя несколько минут после прослушивания странного звука, в голове возник образ зеленой травы, а за ним подтянулось и воспоминание.

Лето, он маленький лежит в коляске…

Это было так странно наблюдать себя со стороны, да еще младенцем.

Вдруг над ним что-то с визгом и шумом прожужжало. Огромный шмель пронесся над ним, веки дрогнули, и страх опрокинул сознание. Боже!

Валька тряхнул головой и Валька-младенец в этот момент тоже. Вдруг, внутри раздался детский плачь. В ту же секунду над детским беспомощным телом повисло что-то косматое и большое, улыбающееся во весь рот. Оно, напевало что-то, покачиваясь и обдавая горячим дыханием Вальку-младенца.

В этот момент Валька почувствовал, как весь съеживается внутри и дернулся изо всех сил! Но тут же понял, почувствовав сопротивление снаружи, что крепко-накрепко замотан какой-то материей.

Тут же, взглянув на младенца в коляске, он понял, в чем дело. Младенец был туго запеленат.

Валькино тело словно проживало то, что наблюдало.

Валька попробовал пошевелить пальцами и ощущения подтвердили его догадку.

Тело было скованно тканью снаружи и ужасом изнутри.

В попытке позвать на помощь, по инерции, Валька выдавил из себя звук: «Мама!».

Не прошло и секунды как лохматая голова склонилась над ним и растянувшись в улыбке, протянула к Вальке-младенцу свои щупальца.

Валька сходил с ума, ему хотелось сбежать от монстра, но как только он почувствовал объятья и тепло, он успокоился.

Мелодичное пение, покачивание и тепло рук…

–  Ах, это были не щупальца, а руки… – пронеслось в Валькиной голове.

На мгновение Валька испытал блаженство и снова стал куда-то проваливаться. Он летел все ниже и ниже сквозь облака, пока не приземлился на что-то мягкое.

Глаза открывать не хотелось, но вдруг тепло объяло его лицо и, открыв глаза, он тут же пожалел об этом. Что-то упругое надвинулось на него. От неожиданности Валька открыл рот и в ту же минуту ощутил жар внутри. Что-то влажное  и горячее втиснулось между челюстями и стало ходить туда-сюда.

Валька снова открыл рот, чтобы набрать в легкие воздуха и рот затопила теплая струя.

Сонное Валькино тело ворочалось с боку на бок, а рот причмокивал в такт, доносившейся откуда-то колыбельной.

– Баю-бай, баю-бай! – напевал мелодичный голос.

Выбора не было. Или задохнуться от жара или вкусить теплый поток.

Валька выбрал второй вариант и не ошибся. Тепло теперь разливалось не только снаружи, но и внутри. Блаженство охватило Валькино тело, и он полетел.

Теперь он летел вверх.

Его словно поднимали невидимые крылья.

– Я лечу! Я лечу! – напевало Валькино тело.

Теплый вихрь захватил его, и он снова провалился в сон. Быстрая мысль пронеслась в его мозгу о том, что он уже спит и теперь вот снова.

– Сон во сне – пробурчал Валька и совсем отключился, еще глубже погружаясь в неведомую бездну.

Через несколько минут или секунд темноты и бессознательного состояния, Валька очнулся и снова начал падать.

Перед ним снова были ворота, тот же плющ обвивал их, но они уже сверкали и нарастающий шум голосов был иным.

Голоса стали четче. Среди них явно слышался детский смех. Кто-то детским голосом крикнул: «Дурак!» и Валька ощутил толчок в спину.

Спустя какое-то время раздался резкий звонок и Валька оказался в классе.

На руках ощущалось что-то липкое и, Валька увидел себя маленьким мальчиком лет семи-восьми. Он сидел за партой и шарил рукой по рабочей поверхности снизу.

– Жвачка! – пронеслось в Валькиной голове.

Противное ощущение не отпускало пальцы.

Было мерзко и противно и хотелось выйти, чтобы скорее помыть руки, но тело сковывало.

Подняв голову, Валька почувствовал на себе «горгоний взгляд» и понял причину скованности.

Если бы не фон в виде доски, на которой мелом было начертано «Классная работа», то ту, что пред ним предстала в образе горгоны, невозможно было бы отделить от образа.

Узкая блестящая юбка, словно чешуя, огибала подвижное тело, а начесанные волосы, обрамлявшие лицо мало чем отличались от змей.

Но страшнее всего был этот немигающий взгляд, который прямо сейчас уставился на Вальку.

«Горгона» изогнулась и, приблизив лицо к Валькиному лицу, прошипела:

– Шалишшшшшь, Соколов? Снова? Завтра же родителей в школу!

И резким движением она вырвала, из потянувшейся было Валькиной руки, дневник.

Валька, окаменевший от ужаса, понял, что оказался между Сциллой и Харибдой.

Он ужасно боялся гнева классной, но и не меньше боялся реакции матери, доверие которой не смог оправдать.

Он снова начал тонуть.

Он опускался все ниже и ниже, пока снова не впал в забытье на какой-то лесной поляне.

Очнулся он от того, что кто-то дышал ему в лицо, и повизгивал.

По лицу словно провели влажной тряпкой, но на сей раз страшно не было, и Валька открыл глаза. Над ним нависала растерянная морда пса.

Валька сразу же узнал его.

Лет в двенадцать ему купили собаку, о которой он так мечтал.

Это был он, живой и теплый и, хотя Валька осознавал, что прошло много лет, и пса давно нет в живых, он потянул к другу руки, чтобы обнять его.

– Тришка!  – обнимая собаку, прошептал Валька и на его глаза навернулись слезы.

Пес радостно залаял, прыгая вокруг Вальки.

Где-то послышался смех матери и строгий голос отца.

Тришка умчался на голос, оставив Вальку наедине со слезами.

Слезы душили похлеще воспоминаний. И если последние явно оказывали сопротивление, то первым была дана воля.

Валька окончательно проснулся, обнаружив себя на кровати, где он и уснул, обнимающего мокрую от слез подушку…

 

Продолжение следует…

Валькины сны (из книги "КОД") (6)

Наше бессознательное, прорываясь сквозь сон может стать подсказкой, которая словно сказочный клубочек вынесет на свет сознания ту проблему, которая не находила разрешения и поможет открыть глаза на предназначение.

Загрузка ...