ya-metrika

Витражи

Как реальная мать вскармливает физическое тело ребёнка, так и развитие его психики, взаимосвязи между эго и самостью, зависит от психической пищи, предоставляемой материнской фигурой. Э. Нойман

Там где были зеркала, постепенно появлялись витражи…

Витражи

Витражные сюжеты были разные. Что-то про охоту, поле и лес и конечно там были цветы. Прекрасные белые лилии, алые розы, нарциссы и фиалки.

Цветные стеклышки поблескивали под лучами солнца, каждый раз по-новому высвечивая и оживляя витраж.

Витраж – целостный образ из отдельных стеклышек.
В терапии рождение целостности словно создание витража.

 

Каждое стеклышко подобно желанию и все вместе они образуют единство.

Когда рождается младенец, то он уже носитель желаний, но на первых порах, даже физически отделившись от матери, психически он образует с ней единство.

Это единство ощущается и как единство желаний, и только потом младенец научается распознавать свои собственные желания.

Нойман пишет, что и после рождения ребенок еще находится (до года) в эмбрионической связи с матерью: «голодное тело и питающая грудь едины».

Опыт матери и опыт мира для ребенка неотделим в это время. Мать становится миром и хоть и наличествует телесная самость,  но вместе с тем, мать в рамках первичной взаимосвязи с ребёнком «не просто играет роль его самости, но фактически ею и является».

Витражи (3)

Самость обладает эротическим характером и определяет отношения, так как «самость- наиболее собственное» и в то же время «принимает форму тебя». Двойственность самости выражается в том, что «собственная» самость ребёнка — это телесная самость, а самость как «другой» воплощена в матери».

Так, на первых стадиях развития, мать и дитя – единый витраж, но наступает момент отделения и у каждого должны быть свои «стеклышки».

Но влияние матери так велико, что часть витража словно пуповина соединяют мать и ребенка.

Отделиться, значит потерпеть утрату и это не только про физическое отделение, но и про психическое.

В последствии во взрослой жизни бессознательно человек ищет компенсацию этой утраты в другом, ищет те самые материнские черты, те самые «стеклышки витража», которые его когда-то объединяли с матерью и оказались утраченными, когда он «вырвал» свою часть из общей картины.

Встреча со «своими» такими знакомыми, недостающими стеклышками всегда вызывает особое переживание, часто необъяснимое сознательно.

Но возможность встречи как физического контакта затрудняется в случае, если и в контакте с матерью (как самостью) младенец испытал затруднения.

Другой как самость (мать) может оказаться недоступным, что приводит к «некотакту».

«Некотакт» формируется, когда мать игнорирует желания младенца.

В этом случае, не просто теряются некоторые стеклышки, а нарушается рисунок витража, ведь этот рисунок и есть – целостное изображение.

Таким образом, можно говорить о том, что в самости всегда наличествует самость матери, которую мы бессознательно и узнаем, притягиваясь к другому человеку.

Каждое наше желание имеет свое место, подобно стеклышку витража в едином полотне и если мать, а дальше и другие значимые фигуры детства, не принимают их, то формируется сценарий отвергнутого.

Отвержение желания младенца равно его отвержению в целом (его тела в первую очередь, ведь первичные желания телесны по своей природе: желание есть, пить, дефекация, мочеиспускание, желание тепла).

Витражи (4)

Вслед за телом отвергается и психическая составляющая – человек расщепляется. Отвергнутые желания вытесняются.

Поэтому так важно быть чутким как к младенческим (физиологическим) желаниям, так и к детским мечтам.

Многие трудности в отношениях с другими людьми, например трудности в построении отношений уходят корнями в младенческий период, что затрудняет возможность контакта тела с телом, а вслед за этим влечет и другие затруднения.

Бывает, что коммуникация не затруднена, но телесное взаимодействие невозможно, заблокировано, «чем ближе к телу» в процессе общения, тем больше затруднений, как правило, связанных с реакцией стыда.

Эту форму стыда можно условно назвать стыдом за нецелостность или стыдом за несовершенство.

Но стыд ребенок как тело перенимает от матери. И так может быть от матери к дочери (для последних это особенно актуально) в ряду поколений.

Например, женщина может стыдиться собственных чувств в отношении мужа, не идеальности своей семьи в глазах общества, понимания, что нет чувств к партнеру. Или может возникать стыд в ситуации вынужденности, понимания ошибки в выборе партнера, но невозможности расстаться, если, например, родительская семья обратно не примет (когда женщина оказывается в ситуации «некуда идти»).

Младенец буквально впитывает с молоком матери все ее эмоции, которые становятся его собственными и уходят с ним во взрослую жизнь.

Матери насилующие детей кормлением, гиперопекающие и наоборот не откликающиеся слишком долгое время на зов младенца способствуют тому, что утрачивается целостная структура (витраж рассыпается). Такой человек и живет неполноценно, явно пробуксовывая в тех или иных сферах жизни, и снова и снова испытывая невольный стыд за то что «я такой».

Для достижения полноценности телесная самость и “другая” самость, выраженная в матери должны объединиться!

Загрузка ...