ya-metrika

Возможно ли развитие в патологическом супружеском партнёрстве?

Тиранизирующие отношения – это патологическая система супружеских отношений, в которых отыгрываются травмы родительской семьи партнёров, когда один супруг становится насильником, а другой – жертвой. В сериале “Большая маленькая ложь” можно рассмотреть такую патологическую семью Селесты и Перри Райт. Семья, построенная на взаимной страсти и привязанности приобретает черты разрушения и застоя, а дети становятся заложниками этой патологической связи. Перри – психопат и садист скрывается под маской хорошего отца и любящего мужа. Селеста нуждается в любви и чувстве собственной значимости, отказывается от карьеры адвоката в пользу роли жены и матери и всё бы ни чего, вот только приходится прятать синяки от побоев и притворяться перед всеми, что у неё замечательный брак.
Супруг-тиран знает те места партнёра, на которые он может оказывать влияние, с одной стороны удовлетворяя его потребности, с другой – унижая, манипулируя при помощи чувства вины, стыда, запугивания, контроля. Сексуальные отношения, как часть чувственной любви компенсируют жестокость, но не приносят радости и гармонии в отношениях. Рано или поздно чаша терпения переполняется и жертва начинает сомневаться и искать возможность выразить кому-то свои чувства несправедливости, обиды, подчинённости, зависимости, страха… Селеста приходит к психотерапевту, но даже там она боится признаться себе в том, что находится в смертельной опасности, а её дети впитывают патологическое поведение отца и только смерть мужа оказывается способом разрешения этой патологической связи.

Как правило в родительской семье супруга-тирана присутствовал деспотичный, эмоционально нестабильный, жестокий отец и холодная, отвергающая мать, либо соблазняющая и отвергающая попеременно, воспитывающая сына по типу двойной морали,то укладывающая его к себе в постель, то наказывающая за проявления сексуальности. В жестоком отношении с партнёршей он отыгрывает свою ненависть, месть за пережитый ужас собственной травмы насилия, унижения, отвержения в детстве.

Жена-жертва имеет в своей личности мазохистические черты, испытывающая сомнения в своей женской привлекательности, воспитывающаяся матерью-одиночкой или отвергающим её женственность отцом. Подчиняемость насилию мужа способствует неуверенность в своей профессиональной идентичности, часто женщина отказывается от самореализации не только в профессии, но и в любой творческой, досуговой, учебной   деятельности, её жизнь становится подчинённой семейному служению, что приводит к полной психологической и финансовой зависимости.
Как отмечает Кернберг в работе “Отношения любви: норма и патология” “Желание объединиться в пару и таким образом реализовать глубокие бессознательные потребности в идентификации в любви с родителями и их ролями в в сексуальных отношениях играет не меньшую роль, чем агрессивные силы, которые стремятся подорвать интимные отношения. То, что разрушает страстную привязанность и оборачивается чувством заточения и сексуальной скукой, является активацией агрессии, угрожающей хрупкому равновесию между садомазохизмом и любовью в отношениях пары – как сексуальному, так и эмоциональному. Бессознательное желание исправить доминирующие патогенные отношения прошлого и соблазн воспроизвести их для воплощения нереализованных и мстительных потребностей имеет результатом проигрывание их в отношениях с любимым объектом”.

Супруги всегда привносят  свои личностные проблемы, связанные с конфликтами детско-родительских отношений в собственные супружеские взаимодействия, в той или иной степени повторяя травмы детства, однако, если пара справляется с кризисами и постепенно развивается как единый организм, отношения выходят на новый уровень индивидуации. В патологических отношениях один партнёр подпитывает патологию другого, происходит взаимообмен провокаций агрессии, обесценивания лучшего друг в друге и в отношениях, партнёры меняются ролями – преследователь – жертва и круг садо-мазохистических войн замыкается.

Очевидно, что в данной семье (Селеста-Перри) не могло быть и речи о какой-либо коррекции и развитии отношений, слишком сильно партнёры увязли в своей созависимости, слишком сильно было отрицание патологичности их совместной реальности. В данном случае развитие могло быть только в расставании с проблемными отношениями и лечение полученных психологических травм.

Возможно ли развитие в патологическом супружеском партн рстве

Плохой роман и травма

Загрузка ...