ya-metrika

Я ненавижу тебя, только не бросай меня

Диагноз «пограничное расстройство личности» относительно новый. Раньше врачи использовали термин «пограничный» в качестве общего названия для пациентов, «не подходящих» под привычные диагнозы. И до сих пор для врачей пограничные личности – самые трудные пациенты. Их даже избегают и боятся – куда чаще, чем шизофреников, алкоголиков или любых других пациентов. Многие психотерапевты не знают, как лечить пограничное расстройство личности.

Крейсман Дж., Страус Х.Я ненавижу тебя, только не бросай меня. Пограничные личности и как их понять.

Санкт-Петербург : Питер, 2017.

«Спросите людей на улице о тревожном неврозе, депрессии или алкоголизме, и они, скорее всего, смогут в общих чертах, пусть и не совсем точно в деталях, описать эти заболевания. Спросите их про пограничное расстройство личности, и тогда, вероятно, вы получите в ответ непонимающий взгляд». Действительно, ПРЛ до сих пор остается в тени, а меж тем каждый из нас встречается с «пограничником»: на улице, на работе, в семье, а кое-кто видит его в зеркале.

 

Главный характерный признак ПРЛ – непоследовательность.

«Неспособные выносить парадоксы, пограничные личности сами представляют собой ходячий парадокс – своего рода порочный круг». Именно поэтому было крайне сложно определить единообразный набор критериев для постановки диагноза.

Вот эти девять критериев, наличия пяти достаточно для диагностики ПРЛ:

  • 1. Настойчивые попытки избежать реального или воображаемого одиночества.
  • 2. Нестабильные и напряженные межличностные отношения.
  • 3. Недостаточное или отсутствующее осознание собственной идентичности.
  • 4. Импульсивность в проявлениях потенциально саморазрушительного поведения, такого как злоупотребление алкоголем и наркотиками, кражи в магазинах, неосторожное вождение, переедание.
  • 5. Повторяющиеся угрозы суицида или суицидальные жесты, намеренное нанесение себе телесных повреждений.
  • 6. Резкие смены настроения и чрезмерная реакция на ситуационные стрессы.
  • 7. Хроническое ощущение опустошенности.
  • 8. Частые и неуместные проявления злости.
  • 9. Проходящее, связанное со стрессами ощущение нереальности или паранойя.


Мир «пограничника» – черно-белый, в нем живут только герои и злодеи, третьего не дано. Такое расщепление дает запасной выход для их тревожности.

«Несмотря на постоянные мучения, причиняемые другими людьми, пограничные личности ищут новых отношений, так как уединение и даже временное одиночество для них куда более невыносимо, чем жестокое обращение. Избегая одиночества, они будут стремиться в бары для знакомств, в объятия недавно пытавшихся заигрывать с ними новых знакомых, куда-нибудь – куда угодно, – где можно встретить хоть кого-то, кто способен избавить от пытки собственными мыслями».

Человек с ПРЛ боится одиночества и цепляется за людей; в то же время он боится быть поглощенным и поэтому отталкивает их от себя. Он хочет близости, но боится ее.

Проблемы, с которым сталкиваются «пограничники», близки всем людям. Мы все боимся быть отвергнутыми, переживаем из-за своей идентичности, порой испытываем чувство опустошенности. Мы тоже можем впадать в ярость, находиться на грани, причинять себе вред. В большей или меньшей степени мы проявляем симптомы пограничной личности.

Грань между «нормальным» и «патологическим» бывает очень тонкой. И книга написана, чтобы мы смогли понять, каким выглядит мир для людей с пограничным расстройством, смогли относиться к ним бережней, ведь, как заметила ведущий эксперт Марша Лайнен, «Люди с ПРЛ в психологии – это аналог пациентов с ожогами третьей степени. Грубо говоря, у них попросту отсутствует эмоциональный кожный покров. Даже малейшее касание или движение может причинить им невообразимые страдания».

Загрузка ...