ya-metrika

Юмор как павлиний хвост человека. Интервью с Александром Теслером

С психологом Александром Теслером беседовал Владислав Божедай

Досье

теслерАлександр Теслер – психотерапевт, психиатр, сексолог, нарколог, невролог. Действительный член Российской академии медико-технических наук, академик. Автор научных статей и лекций. Участник популярных теле- и радиопередач.

– Интересно, чувство юмора может быть связано с профессией, возрастом, другими качествами человека?

– Конечно, чувство юмора есть и у людей с особенностями психики. Недавно психолог Сергей Ениколопов провел исследования и написал статью о чувстве юмора людей, страдающих вялотекущей шизофренией, обсессивно-компульсивными психозами.

Известно, что у людей, которые перенесли какую-то травму, инсульт и у которых при этом были затронуты лобные доли, меняется чувство юмора. Оно становится более бытовым или вульгарным, солдатским. Вообще солдатский юмор – это особенная тема, недаром любимое мужское чтиво – «Похождения бравого солдата Швейка».


Приглашаем на встречу с Александром Теслером 28 ноября в 19:00! Узнать подробнее>>>


– Да, все пошло оттуда.

– Мы в разные периоды жизни читаем разные книги. Например, иногда нам нужны новеллы О’Генри, другие вещи, которые нас веселят.

Однажды я решил пошутить при каком-то офицере про произведения Мопассана, и он заржал как полковая лошадь. В среде военных Мопассан считается сугубо порнографическим писателем. Как говорят военнослужащие, в армии «шутки-юмор» нужны.

– «Кто в армии служил, тот в цирке не смеется», – еще так говорят. Есть сюжеты шуток, над которыми человечество смеется вечно, меняются эпохи, меняются культурные коды, но общая канва остается?

– Многие шутки не стареющие, просто меняются персонажи, и все. Все анекдоты про советских вождей по слухам придумал некий Карл Радек, который дошутился до того, что его расстреляли. Профессиональные шутники, как правило, рассказывают утомительные истории, когда их много, то это уже перебор.

Самое главное – это донести шутку. Марк Твен писал, что когда он рассказывал анекдот первый раз, то аудитория не смеялась, после третьего раза проявляла недоумение, и только после рассказа по семнадцатому разу все хохотали, как заведенные.

– Важно понять культурные коды аудитории и подстроиться под нее?

– Именно так возникает неформальный, веселый контакт. Вы понимаете, что у вас общее чтиво было под одеялом с фонариком. Это поколенческая история.

У меня было две бабушки. Одна закончила Рижскую гимназию, другая Одесскую. Люди с совершенно разным чувством юмора. У одной был одесский юмор, а другая резала, как бритва. Одна говорила: «Я такая неприхотливая, согласна на все, лишь бы мне было хорошо». Другая, рижская бабушка иногда шутила по-барски, немного свысока. Ирония может быть направлена сверху вниз, но не снизу вверх.

– Снизу вверх может быть направлено только подобострастие.

– Есть интересные исследования о том, что шутки начальника в десять раз смешнее, чем шутки подчиненного. Может быть, поэтому, когда нам говорят, что мы попадем в рай, а они в ад, публике очень смешно.

– Юмор всегда парадоксален.

– Парадоксальность – основа юмора. Помню, в конце шестидесятых были очень модными абстрактные анекдоты. Например, летят по небу две ноги, особенно правая. Или летят по небу три зеленых крокодила, и один говорит: «Летим, летим и все пятница». Это совсем парадоксальные вещи, но тогда они были в тренде.

– Чем больше запретов, тем выше уровень абстракции. Иными словами, чем более темные времена, тем больше черного юмора?

– Несомненно. С другой стороны, ничего нового нами не придумано: уже и инквизиция была, и время тайной полиции.

– Можно ли сказать, что сейчас наступила эпоха черного юмора?

– Каждая эпоха окрашивает юмор в свой цвет. На черный юмор мы реагируем просто – чем хуже, тем лучше. Юмор, который в добрые времена не воспринимается, считается какой-то некрофилией, во времена перемен приобретает новую окраску, которая помогает не только адаптироваться, но и выжить. У меня были пациенты, прошедшие нацистские, сталинские концлагеря, и все они рассказывали, что выжили те, у кого было чувство юмора.

– Чувство юмора – это адаптивный механизм, который позволяет выжить?

– Помогает сохраниться в атмосфере некой ехидности. Юмор помогает выходить за рамки привычных стандартов и находить нетривиальные решения. Любую проблему можно перевести в шутку. Чувство юмора играет немаловажную роль, потому что оно перебивает чувство страха.

– Не обесценивает ли оно? Есть такое понятие у некоторых психологов, как «зашучивание проблем».

– Мне Дима Быков все время говорит: «Саша, вам лишь бы шутки шутить, анекдоты рассказывать». Если проблему рассмотреть сквозь определенную призму, то это не проблема вовсе, а повод просто хором похохотать, мало того – еще выпить и закусить.

Хорошая шутка – это эксклюзив. Лучше повторить хорошую украденную шутку, чем дотошно придумывать свою. Мне вообще кажется, что люди с чувством юмора не выживают, а вкушают восторг от жизни.

– Юмор возник, чтобы заинтересовать противоположный пол?

– Я думаю, что это один из аспектов. Человек, обладающий чувством юмора, может вырастить потомство, которое выживет в экстремальной ситуации.

Юмор – это павлиний хвост человека. Яркий хвост привлекает, показывает серой невзрачной самке, что у самца настолько много энергии и сил, что он может себе позволить такое убранство. Так же и здесь. Человек с чувством юмора показывает, что у него энергии столько, что он может ее расходовать на шутки и анекдоты.

Девушки всегда замечают, когда мужчина шутит непринужденно, в легкую. Чувство юмора зачастую имеет не меньшую значимость, чем уровень тестостерона, тонально окрашенный голос, и, безусловно, может заинтересовать и даже очаровать. Дальше надо учитывать, что девушкам хотелось бы и свою историю рассказать, свои шутки пошутить. Здесь самое главное соблюсти паритет. Мужчины, которые навязчиво шутят, сначала привлекают, а потом отпугивают. Они оказываются замкнутой системой, способны смеяться лишь над собственными «произведениями». Впрочем, я всегда прибегал ко всем методам, чтобы привлечь внимание женщин.

– Шутка может и обидеть…

– Однажды мой однокурсник, мастер спорта по самбо, сказал: «Ты следи за своими словами, а то пошутишь, а я потом ночь думаю, как тебе голову оторвать. Хотя понимаю, что ты никого обидеть не хотел, просто хотел привлечь внимание». А у меня совершенно другая реакция.

Я уже много лет стараюсь думать, прежде чем шутить. Шутка может человека ранить. Человек, который может пошутить над собой, – это высший пилотаж.

– Самоирония – это агрессия по отношению к себе?

– Не всегда. Это психологическая защита, но тоже со знаком высшего пилотажа. Самоирония показывает, что вы не боитесь над собой посмеяться. Собеседнику, особенно при первой встрече, самое главное дать понять, что он в безопасности, поддержать его. Самоирония – это некая открытость.

– Некоторые говорят, что у людей с чувством юмора высокий интеллект. Но все-таки более правильно говорить, что юмор коррелирует с интеллектом.

– Человека с хорошим чувством юмора сложно рассматривать как лузера. Его очень трудно обесценить и им сложно манипулировать. Он может все вывернуть удобным ему образом. Самодостаточный человек обычно обладает чувством юмора, потому что способность шутить – это тонкая подстройка под ситуацию.

– Можно ли развить чувство юмора? Если можно, то как?

– Я считаю, что для того, чтобы развить чувство юмора, нужно иметь определенный потенциал. Неплохо хотя бы поучиться грамоте, прочитать несколько десятков книг, сделать так, чтобы рядом с тобой были старшие товарищи. Мне всегда нравилось общаться с людьми поинтереснее, чем я. Тогда быстрее растешь. Если напишешь в резюме, что обладаешь некими навыками, которыми на самом деле не очень-то и обладаешь, то, когда тебя возьмут на работу, придется обязательно проявить усилия, чтобы подняться на заявленный уровень.

– Чтобы компенсировать комплекс самозванца?

– У нас вся страна самозванцев. Все академики, казацкие атаманы, к примеру. Это национальная русская забава – быть самозванцем. Чем отличается действующий академик от почетного? Тем же, чем отличается государь от милостивого государя.

Юмор не может быть обидным. Честно говоря, я считаю, что человек может обидеться только в той ситуации, когда он сам хотел быть обижен. Жонглирование близкими понятиями тоже вносит некоторый приятный нюанс.

– Мужское чувство юмора сильно отличается от женского?

Женское чувство юмора в наши дни воспринимается как вторжение в мужской юмор. Как агрессия со стороны.

На самом деле чувство юмора помогает очень хорошо снять агрессию. Это своеобразное утилизирование агрессии. Человек с хорошим чувством юмора очень опасен, потому что может приложить соперника так, что даже не нужен нож.

Чувство юмора – это и агрессия, и защита, и возможность поставить собеседника в парадоксальную ситуацию. Главное – правильно пользоваться этим «острым» инструментом.

Загрузка ...