ya-metrika

Зачем мы улыбаемся

Улыбка – это одно из наиболее естественных действий человека. Новорожденные улыбаются спонтанно, это своего рода рефлекторное сокращение мышц, которое родители зачастую совершенно неправильно интерпретируют. Им кажется, что ребенок их так узнает и приветствует, а ведь дети до шести – восьми недель еще не способны на социально обусловленные реакции. Именно особое значение, которое родители придают простому физическому акту, делает его осмысленным действием – улыбкой.

С точки зрения физиологии улыбка – это работа круговой мышцы рта и семнадцати пар лицевых мышц, которые отвечают за мимику. Когда появляется желание улыбнуться, мозг отправляет сигнал по шестому и седьмому черепным нервам, разветвляющимся по обеим сторонам лица от бровей до подбородка. Они, в свою очередь, соединены с комбинацией мышц, которые контролируют губы, нос, глаза и лоб.

В культуре же – это длинный путь от архаических ухмылок греческих куросов до современных эмодзи. В 2015 году смеющийся смайл со слезами радости был объявлен «Оксфордским словарем» «словом года». И как этот эмодзи выражает больше, чем просто счастье (слезы добавляют некоторой неоднозначности), так и человеческая улыбка необыкновенно многогранна.

В 2016 году в журнале «Невербальное поведение» были опубликованы результаты масштабного исследования, в котором приняли участие тысячи человек из разных стран. Участникам были предложены восемь фотографий, на которых были изображены четыре лица с улыбкой и четыре – без. Оценивая, кто на фото вызывает больше доверия, люди чаще выбирали жизнерадостные лица, чем угрюмые. Однако представители разных стран выдавали заметно отличающиеся результаты.

Например, жители Швейцарии, Австралии и Филиппин были склонны больше доверять улыбающимся людям, чем участники из Пакистана, России и Франции. А испытуемые из Индии, Ирана и Зимбабве вовсе не выделяли улыбающиеся фото. Исследователи предположили, что это может быть связано с уровнем коррупции в стране жительства респондента. Чем выше коррупция, тем выше подозрительность участника и меньше доверия к улыбкам на фото.

В Ветхом Завете в Книге Иова впрямую упоминается всего одна улыбка, но при этом постоянно говорится об особом «сиянии» лица как о признаке человека, познавшего благодать. В восточных религиях улыбка – символ просветления. Будда часто изображается с безмятежной улыбкой на лице, хотя в текстах об этом ни слова.

Существуют разные заболевания, при которых способность улыбаться теряется частично или полностью. Например, паралич лица после инсульта или синдром Мебиуса. Невозможность полноценно улыбаться и хмуриться словно надевает на человека маску, что крайне затрудняет его общение с другими. 67-летний Роланд Биенвену, страдающий от синдрома Мебиуса, описывает свой опыт: «Я не могу улыбаться, и окружающие зачастую воспринимают меня неправильно. Я буквально читаю их мысли: “Что с ним не так? У него был несчастный случай?” Они сомневаются в моих интеллектуальных способностях, думают, что у меня с головой не все в порядке, так как у меня всегда особое отсутствующее выражение на лице». Трудно быть социально включенным, если выражение лица не позволяет другим считывать невербальную информацию.

Кривая улыбка так же осложняет общение, как и полное ее отсутствие. «Хотя у меня всего половина улыбки, я научилась передавать свои эмоции», – пишет Доун Шон, рожденная с быстроразвивающейся опухолью, которая блокирует трахею. «Сложнее всего было видеть себя на фото, где я улыбаюсь, так как там особенно видно, что половина моего лица парализована. Но я смогла принять себя такой, какая я есть. Да, это я. Я так выгляжу».

Потеря улыбки – серьезное испытание в любом возрасте. Особенно сложно это переживают молодые люди, которые только начинают формировать свой круг общения. «Это огромная проблема, – говорит Тами Конечен, руководитель отделения профессиональной терапии в Детской больнице Филадельфии. – Когда вы смотрите на кого-то, первое, на что обращаете внимание, – лицо и улыбка. Если у вас нет мимики, это очень осложняет возможность наладить коммуникацию с другими, особенно в юном возрасте. В отделении были дети, которые применяли фоторедактор к своим фото. Они просто отзеркаливали свою «рабочую» сторону улыбки, прежде чем выкладывать фото в социальные сети».

В 1934 году отец современной пластической хирургии, Гарольд Гиллис писал, что восстановление улыбки помогало его пациентам «чувствовать себя намного комфортнее». И отмечал значительный психологический эффект таких операций.

Еще Чарльз Дарвин подчеркивал значение и ценность улыбок в своем историческом исследовании 1872 года «Выражение эмоций в человеке и животных»: «Улыбка может считаться первым этапом в развитии смеха». Он внимательно наблюдал за своими детьми и обнаружил первые улыбки уже на шестой неделе у двоих, и немного раньше – у третьего. Он описывал разные оттенки эмоций, которые передает улыбка – не только счастье, но и насмешливость, сардонические нотки, фальшь. Он показывал фотографии улыбок своим коллегам, чтобы услышать их интерпретации их значения.

Научные исследования находят различия в гендерных аспектах (как правило, женщины больше улыбаются) и культуре. Улыбки определенно связаны с коммуникацией – люди больше улыбаются, когда они на людях, чем в одиночку, и больше, когда взаимодействуют с другими, чем когда нет.

Ученые согласны с тем, что улыбка распознается гораздо легче, чем другие выражения лица. Но пока так и не известно почему. «Мы можем очень хорошо распознавать улыбки, – говорит Алекси Мартинес, профессор департамента электронной и компьютерной инженерии в Университете штата Огайо. – Почему это так? Никто не может ответить на этот вопрос прямо сейчас. Мы не знаем. Мы действительно не знаем. Возьмем классический эксперимент, где показываются фото различных выражений лица. Мы показывали их очень быстро… 10 миллисекунд, 20 миллисекунд. Я могу показать вам одно изображение в течение всего 10 миллисекунд, и вы точно определите, что это улыбка. Это не работает ни с какими другими выражениями лица». Страх определяется за 250 миллисекунд, это в 25 раз больше, чем улыбка, «которая не имеет абсолютно никакого смысла, эволюционно говоря, – отмечает Мартинес. – Ведь распознание страха имеет основополагающее значение для выживания, в то время как улыбка… Но так уж мы устроены». Исследования показали также, что улыбающиеся лица, в отличие от нейтральных, оцениваются как более «безопасные».

Хотя ученые изучают этот вопрос на протяжении 150 лет, они все еще находятся на стадии попыток классифицировать типы улыбок среди миллионов возможных выражений лица. «Один из фундаментальных вопросов в научной литературе прямо сейчас – сколько выражений лица у нас действительно существует? – говорит Мартинес. – Никто точно не знает».

Некоторые ученые утверждают, что мимика — это то, что досталось нам в наследство от доязыкового периода жизни человечества. Человеческий язык начал формироваться еще 100 000 лет назад, и, по всей видимости, мимика как средство коммуникации зародилась задолго до появления человека как вида.

«Прежде чем мы научились говорить, нам приходилось общаться с помощью гримас, – говорит Мартинес. – По одной из гипотез, язык – это результат эволюции способов выражения эмоций с помощью мимики, – говорит он. – Сначала мы научились особым образом двигать лицевыми мышцами, чтобы показать: «Я счастлив. Мне хорошо с тобой. Я зол. Я чувствую отвращение». Постепенно развилась грамматика выражений лица, которая со временем превратилась в то, что мы сейчас называем языком.

Так что, задаваясь вопросом, как что-то настолько сложное, как язык, возникло из ничего, не сомневайтесь – почти наверняка он начался с улыбки.

 


Источник: theguardian.com/lifeandstyle/2018/jun/10/facial-awareness-the-meaning-of-a-smile

Перевела Татьяна Гуляева

Загрузка ...